Non-Godbuilding and Non-Vampirism: demythologization of the creative heritage of Alexander Bogdanov
Non-Godbuilding and Non-Vampirism: demythologization of the creative heritage of Alexander Bogdanov
Annotation
PII
S258770110000075-4-1
DOI
10.18254/S0000075-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Georgy Gloveli 
Occupation: Professor, National Research University Higher School of Economics
Affiliation: National Research University Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow, 119049, ul. Shabolovka, 28/11, p. 4
Edition
Abstract
The article refutes two disseminate distortions of A.A. Bogdanov’s creative heritage. The first is “god-building.” The second is the search for “occult” roots in the concept of collectivist transfusiology. A fundamental difference was made between the rationalistic socialism of A. Bogdanov and the “socialist religion” of A. Lunacharsky and M. Gorky, for that it was used neuropsychological approach in broad cultural context (the difference in the dominant hemispheres of the brain). The absence of a connection between the metaphor of “vampirism” in A.A. Bogdanov’s social thought and his concept of a comradely exchange of blood. Conjectures that falsify the initial history of the Institute of Blood Transfusion have been exposed.
Keywords
historical monism, hemispheric asymmetry of the brain, tectology, god-building, enlightenment, collectivist transfusiology, vampirism
Received
30.12.2018
Date of publication
31.12.2018
Number of characters
53565
Number of purchasers
2
Views
276
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Перипетии марксистской философии в России: «диалектическая» ортодоксия против богдановской «ереси»
2 А. Богданов стремительно вошёл в русскую общественную мысль, а затем в руководство РСДРП как автор популярного марксистского «Краткого курса экономической науки», созданного в сотворчестве с молодыми рабочими тульских заводов и товарищами по кружковой пропаганде В. Базаровым и И. Степановым1. В анонимной комплиментарной рецензии в петербургском журнале «Мир Божий» В. Ульянов особенно подчеркнул, что автор «последовательно держится исторического материализма», выясняя «связь меняющихся коренных экономических черт с классовым строением»2. Надо учесть, однако, что рецензент не знал, кто скрывается под псевдонимом «Богданов», и полагал, что это может быть Г. Плеханов – автор направленной против русского народничества хлесткой книги «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», первоучитель экономиста Вл. Ильина и политика-публициста Н. Ленина в марксистской философии.
1. См.: Гловели Г.Д. А.А.Богданов: от политической экономии к тектологии // Вопросы политической экономии. 2017. № 1. С. 84.

2. Ленин В.И. Рец. на: А. Богданов. «Краткий курс экономической науки» // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Том 4. М.: Политиздат, 1967. С. 37.
3 Вскоре в редакции «Искры» Ленин был разочарован «неискренностью» Плеханова как человека и политика3, но сохранил приверженность букве плехановской «ортодоксии» в марксистской философии. Напротив, Богданов, пришедший благодаря тульскому рабочему кружку к марксизму как основе «исторического монизма», а через содействие «Искре» - к большевизму, стал соратником Ленина по руководству левым крылом РСДРП, но в философии искал «неортодоксальных» путей, сразу настороживших Ленина. Краеугольным камнем марксистской философии = «социологической школы Маркса» = исторического материализма, или «монистического понимания общественной жизни и развития» Богданов считал «Тезисы о Фейербахе» Маркса. (Впервые опубликованы Энгельсом в брошюре «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии»; на русский переведены в 1892 г.). А именно: критику Марксом «созерцательности» прежнего материализма и постановку задачи «понять действительность, предметный мир, как человеческую деятельность, а субъекта этой деятельности, как социального субъекта»4.
3. Ленин В.И. Как чуть не потухла «Искра»?// Там же. С. 337.

4. Богданов А. Философия современного естествоиспытателя // Очерки философии коллективизма. Сб. первый. СПб.: Издание тов-ва «Знание», 1909. С. 125, 93.
4 Для Богданова выполнение этой задачи совпадало с целью «дать ответ на широкие запросы наших рабочих в смысле общего мировоззрения»5. И дальнейшее развитие «исторического монизма» молодой пролетарский революционер, «по образованию естественник и врач», мыслил как выяснение прямой («генетической») и обратной («вторичной») связи меняющихся экономических и классовых структур с поступательным ходом форм общественного сознания («надстроек», «идеологий»). Воодушевленный «страстью к монизму», Богданов выстраивал картину того, как социальный субъект исторически вырабатывает в своей детерминированной трудом (производством) и классовым строением деятельности «идеологические формы» - от языка, верований, искусства до философии и естествознания. Богданов не знал «Немецкой идеологии» Маркса и Энгельса с её чеканной формулировкой «идейные образования должны быть объяснены из материальной практики»6. Однако его внимание привлек целый ряд европейских исследований, посвященных социально-трудовому генезису форм художественной культуры: «Работа и ритм» германского политэконома К. Бюхера, «Происхождение искусства» французского этнографа Э. Гроссе и др.
5. Богданов А. Автобиография // Деятели СССР и революционного движения России. М.: Советская энциклопедия. 1989. С. 361.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Том 3. М.: Госполитиздат. 1955. С. 37.
5 Особое значение имели изданная тогда в русском переводе «Наука о мысли» ориенталиста-религиоведа Макса Мюллера и «Монистическая мысль» (не переведенная на русский язык) философа-языковеда Людвига Нуаре. Нуаре выдвинул «гениальную», по оценке Богданова, гипотезу о происхождении речи из непроизвольных выкриков-междометий в процессе труда и пытался связать воедино философию Шопенгауэра, закон сохранения энергии Р. Майера, эволюционную биологию Дарвина и «лингвистическую археологию» Лазаря Гейгера7.
7. См.: Уайт Дж. От философии к всеобщей организационной науке: источники и предшественники тектологии А.Богданова // Вопросы философии. 1995. № 8.
6 А М. Мюллер обосновал с помощью категории «основная метафора» сравнительно-историческую филологию и мифологию и отождествил вопрос о происхождении понятий с «основным вопросом философии»8. Богданов развил этот подход, сделав вывод, что противоположность главных философских понятий «дух» и «материя» восходит к обособлению в человеческих общинах авторитетных «организаторов» труда от массовых «исполнителей»9.
8. Мюллер М. Наука о мысли. М. : КД «ЛИБРОКОМ». 2015. С. 194.

9. Богданов А.А. Из психологии общества. 2-е изд. СПб.: Паллада, 1906. С. 134, 139.
7 Наконец, Богданов старался уследить за «великой научно-технической революцией, которая идёт на наших глазах»10. Он увлёкся позитивизмом Э. Маха, исследовавшего относительность обобщающих понятий физики и их зависимость от изменений производственно-технического опыта. Критика «абсолютных понятий» была распространена Богдановым и на понятие «материя», которое естествознание и философия привыкли отождествлять с «веществом», делимым на неизменные первичные частицы-атомы.
10. Богданов А. Приключения одной философской школы. СПб: Издание тов-ва «Знание», 1908. С. 66.
8 Эпохальные открытия в физике и химии (удостоенные самых первых из Нобелевских премий и отмеченные в утопии Богданова «Красная звезда») дополняли учение о революционном переустройстве общества учением о жизни как непрерывном потоке превращений. Не статические «вещи», а лишь относительно устойчивые «формы движения», соизмеримые в количествах энергии и находящиеся в процессе непрерывного взаимодействия с окружающей их средой, - такова основа позитивистской научной картины мира, которой Богданов соединял с «историческим монизмом» Маркса.
9 Единое «коллективно-социально-трудовое миропонимание» («эмпириомонизм»), нацеленное на интеграцию общественных и естественных наук, Богданов обосновывал на выводимом из марксистской политэкономии и исторического материализма «социально-генетическом» классовом подходе, но попытки Энгельса и Плеханова актуализировать для естествознания диалектику Гегеля счёл неубедительными. Плодотворными же ему представлялись три методологических подхода, стиравшие границы между разными науками в соответствии с историческим взглядом на природу и познание: энергетизм, эволюционизм, эмпириокритицизм. Они приводили к релятивизму, отрицавшему не только постоянство атомов «мертвой» материи и видов живых существ, но и постоянство истин, включая этические принципы, эстетические критерии и абстрактные категории.
10 Хотя в «Тезисах о Фейербахе» Маркса не говорилось о диалектике, а Энгельс, опубликовав их, заметил, что материализм должен менять свой вид с каждым крупным открытием в естествознании, сам Энгельс призывал к «диалектическому материализму». Отождествление ревнителем «диалектического материализма» Плехановым материи с кантианской «вещью в себе» Богданов решительно отверг, как и гегельянские триады, хотя, по существу, разные «формы движения материи», выделенные Энгельсом в незаконченной «Диалектике природы», не отличаются от богдановских «разных ступеней организованности бытия». Но Плеханов, которого сам Энгельс на склоне лет предостерегал от излишней ортодоксальности11, усмотрел в сочинениях европейских философов-эмпириокритиков (не соизволив их прочесть) основу для новой «разновидности ревизионизма» и обрушил на их русских последователей весь яд своего полемического жала, да ещё и как «укол» большевикам.
11. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Том 39. М.: Политиздат. 1966. С. 344—345.
11 Именно в нападках на Богданова появилась формула «воинствующий материализм» (Materialismus militans), пронизанная инквизиторским духом: «Вы отвергаете точку зрения Энгельса. А кому известно, что Энгельс был полным единомышленником автора «Капитала» также и в философии, тому очень легко будет понять, что, отвергая точку зрения Энгельса, Вы тем самым отвергаете точку зрения Маркса»12.
12. Плеханов Г.В. Materialismus militans // Плеханов Г.В. Избр. филос. произведения. Том III. М.: Госполитиздат. 1957. С. 204.
12 «Проклятие ортодоксии»13 толкнуло Плеханова и на ещё один шаг, по словам Богданова, «совершенно беспримерный»: фальсификацию текста Маркса, чтобы буква классика соответствовала философской, с кантианским привкусом, позиции Плеханова. Во втором из «Тезисов о Фейербахе» говорится: «практикой должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, по-сю-сторонность своего мышления». Плеханов в своём переводе прибавил отрицание «не», чтобы цитата была аргументом в пользу «вещи в себе» и против «махистов»: «практикой должен доказать человек истину своего мышления, т.е. доказать, что оно имеет действительную силу и не останавливается по сю сторону явлений»14.
13. Гетцлер И. Г.В. Плеханов: Проклятие ортодоксии // История марксизма. Том 2. Марксизм в эпоху Интернационала. М.: Прогресс, 1981.

14. Богданов А.А. Вера и наука // Вопросы философии. 1991. № 12. С. 79–80.
13 Ортодоксия, смешанная с фальсификациями и «партийным» инквизиторством, дала гремучую смесь в «воинствующем» советском «диалектическом материализме». Т.е. плеханизме, пытавшемся навязать мнение, что диалектикой Гегеля указан «именно тот путь, следуя которому наука нашего времени, — например, естествознание, — сделала самые блестящие свои теоретические приобретения»15. Но знакомство с материализмом в истории и в современном состоянии, чем так кичился «ортодокс» Плеханов, не позволяло выйти за ограниченные рамки XIX в. во мнении, что «другая сторона Луны навсегда останется недоступной для научного исследования»16. А вот «еретик» Богданов, третируемый «материалистами-диалектиками» плехановского пошиба, но, в противоположность им, знавший и понимавший значение открытий в «науках о строении материи», проявил удивительную прозорливость не только в предсказании реактивного движения в межпланетных полетах17, но и в диагностике глобальных проблем человечества:
15. Плеханов Г.В. Cant против Канта // Плеханов Г.В. Избр. филос. произведения. Том II. М.: Госполитиздат, 1956. С. 381.

16. Плеханов Г.В. О книге М. Гюйо // Плеханов Г.В. Избр. филос. произведения. Том III. С. 439.

17. Рынин Н.А. Техника и фантазия // В бой за технику. 1934. № 8. С. 22. Крамаров Г.М. На заре космонавтики: к 40-летию основания первого в мире Общества межпланетных сообщений. М.: Знание, 1965. С. 18-19.
14 «Работа над электричеством и производными от него явлениями открыла еще иные, несравненно более грандиозные перспективы: внутриатомную энергию.
15 Оказалось, что под метафизически-неподвижною оболочкою «неразрушимо-вечных» химических элементов скрывается самое напряженное движение и вечное разрушение. В поле труда, но пока вне его власти, находятся количества сил, в тысячи миллионов раз превышающие те, которые были найдены раньше. Перед научной техникой выступает новая задача, наиболее революционная из всех, какие когда-либо ею ставились.
16 Можно с уверенностью сказать, что сколь-нибудь полного разрешения этой задачи не достигнуть нынешнему, анархически раздробленному человечеству. Но даже очень частичное разрешение само по себе повело бы к преобразованию всей социальной организации: оно должно дать в руки людям такие гигантские и грозные силы, которые необходимо требуют контроля общечеловеческого коллектива, иначе они могут оказаться гибельны для всей жизни на земле»18.
18. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. М.: Политиздат. 1990. С. 297.
17 Это было написано в 1917 году!
18 «Разнополушарные» идеологи: Богданов не был «богостроителем»!
19 Фамилия энциклопедиста Богданова впервые появилась в энциклопедиях на исходе первого десятилетия ХХ в., когда философская дискуссия внутри РСДРП завершилась изгнанием из ЦК партии большевика Богданова, организовавшего затем вместе с М. Горьким и А. Луначарским на о. Капри «партийную школу» для подготовки рабочих-пропагандистов. О революционной деятельности «современного писателя-марксиста» А. Богданова энциклопедии Российской империи, понятно, не упоминали. В более подробной из статей – в словаре «Гранат» - отмечалось, что к философским взглядам Богданова «представители ортодоксального марксизма, гл. обр. Плеханов, отнеслись резко отрицательно». Энциклопедии ничего не говорили о «богостроительстве», а от слова «Богоискательство» Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона отсылал к статье «Религиозно-философские искания в России», уже не появившейся.
20 Между тем к ортодоксальному «воинствующему материализму» Плеханова подключился Ленин, выйдя под псевдонимом «Вл. Ильин» на новую стезю. Порвав с Богдановым как партийным соратником, Ленин повёл атаку на «реакционную» философию «махизма» как якобы источник «религиозно-философских исканий» в русской социал-демократии. Плеханов в контексте критики богоискательства русских писателей, включая тех «гениальных художников», которые «совершенно беспомощны в теории» (Гоголь, Достоевский, Толстой), укоризненно поучал Горького за согласие с «блаженным Анатолием» Луначарским (автором опуса «Религия и социализм») и «богостроительскую» повесть «Исповедь» (расхваленную всё тем же Луначарским)19. В свою очередь Ленин инкриминировал Луначарскому вместе с Богдановым создание сначала «литераторского центра богостроительства» (Каприйская школа), а затем и целой «фракции сторонников богостроительства» (группа «Вперёд»)20.
19. Плеханов Г.В. О так называемых религиозных исканиях в России // Плеханов Г.В. Избр. филос. произведения. Том III.С. 389-390, 392.

20. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Том 19. М.: Политиздат. 1968. С. 74.
21 Прокурорский тон будущих сфабрикованных НКВД процессов намечается в инвективах юриста Ленина по поводу «компании, наводняющей нашу легальную литературу при помощи нескольких буржуазных издательств систематической проповедью богостроительства»21. (Издательства, печатавшие «махистов», едва ли были более буржуазными, чем «Звено», выпустившее опус Вл. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм»). «Вся русская печать давно уже указала на то, что Луначарский с острова Капри повел проповедь богостроительства. Ему помогал в России Базаров. Однородные философские взгляды защищал в десятке русских книг и статей, в десятке заграничных рефератов Богданов»22.
21. Там же. С. 90.

22. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Том 47. М.: Политиздат, 1970. С. 198.
22 В «десятках» сочинений и рефератов Богданова о «богостроительстве» не было ни слова. «Но Н. Ленин надел на себя, вслед за Ильиным, какие-то невероятно все извращающие очки, и сквозь них систематически – к сожалению, даже довольно планомерно – усматривает то, чего нет»23.
23. Богданов А.А. Вера и наука. С. 86.
23 После канонизации «воинствующего материалиста» В. Ульянова-Ленина инерция надевать «все извращающие очки» стала господствующей в освещения наследия Богданова. Хотя, надо сказать, что, например, советские энциклопедии 1920-х гг. всё же не связывали с «богостроительством» имя «ревизиониста», ставшего к тому времени идеологом Пролеткульта, создателем «всеобщей организационной науки - тектологии» и основателем-директором Института переливания крови. В 1 томе «Литературной энциклопедии» 1929 г. Богданов не был упомянут в статье «Богоискательство и богостроительство», а «богостроительство» - в статье о Богданове; впрочем, и в статье «Пролеткульт» в 9 томе той же энциклопедии идеология Пролеткульта не отождествлялась с нигилистическим отрицанием культуры прошлого. И лишь злостные фальсификации 1937 г. установили то «кривое зеркало», в котором образ «махиста» Богданова становился всё более «нигилистически» и «богостроительски» искажённым.
24 Одним из искажений было противопоставление автора «мрачной» (!) «фантазии о «всеобщей организационной науке» основоположнику «социалистического реализма» Горькому и «ленинскому наркому просвещения» Луначарскому. На их мировоззрении «влияние чуждых марксизму авторов» сказывалось якобы гораздо менее, чем на мировоззрении Богданова24. Но это – жаргон «оттепели» и «застоя». В «перестройку» появилась иная стилистика.
24. История русской советской литературы. Том 1 (1917-1929). М.: Наука (Институт мировой литературы им. М. Горького). 1967. С. 159.
25 30 лет назад журналист В. Дорофеев, готовивший большую статью о создателе «Тектологии» для «Литературной газеты»25, спросил у меня, готовившего переиздания книг Богданова: как мог такой рационалист и эрудит-естественник быть «богостроителем»? Вопрос был не праздным: в авторитетном тогда «Новом мире» как раз появилась статейка окололитературного гнуса, «изобличавшая» метод «социалистического реализма» как порождение «махистско-пролеткультовской богостроительской традиции» организаторов Каприйской школы Богданова, Луначарского и Горького. После многолетнего противопоставления Богданова как «минуса» Луначарскому и Горькому как «плюсам», теперь все трое были уличены не только в «богостроительстве» и «левом коммунизме», но и в «ницщеанстве». И подведены под общий знаменатель «культа силы, ненависти к слабым» (в «богдановщине», «позитивной эстетике» Луначарского и «искусстве соцреализма»).
25. Дорофеев В. Оппонент // Литературная газета. 1988. № 49 (7 декабря).  
26 Разумеется, гнусная фарисейская статейка о «каприйской оппозиции марксизму» не приводила ни одной релевантной цитаты из Богданова. Ведь в исходной постановке вопроса о возможности пролетарского искусства Богданов, разбирая стихотворение скромного поэта-рабочего Самобытника (А. Маширова) «Не робей», отчетливо указал на мотив, явно противоположный ницщеанскому «подтолкни слабого»:
27 «На завод нанялся новый рабочий – прямо из деревни, вчерашний крестьянин. Что он для старого, исконного рабочего? Конкурент, и притом наиболее неудобный: он сбивает плату, благодаря низкому уровню потребностей и неуменью даже постоять за себя, не только уж отстаивать общие интересы; о них он еще и понятия не имеет. Тяжела его мысль, узки чувства, ограниченна воля, жалок его кругозор… И нечего рассчитывать на него, если сегодня-завтра потребуются дружные товарищеские действия. – Но посмотрите, как отнесся к нему, случайному, еще чуждому пришельцу, его товарищ-поэт.
28 С каким рыцарским вниманием, с какой нежной заботливостью он ободряет робкого новичка и вводит в незнакомый, непонятный, странный, даже страшный для него круг жизни!»26 
26. Богданов А.А. О пролетарской культуре. 1904 – 1924. Л.-М.: Книга. 1924. С. 112.
29 Да и Богданов - идеолог Пролеткульта, «максималист в вопросах культуры» - категорически порицал и вирши «о выдавливании кишок у буржуев», и «гинденбурговский образ» разрушения искусства прошлого в приснопамятном стихотворении «Мы» В. Кириллова27. И горевал о том, что не удалось избежать «гражданской войны с громадным расточением лучших народа»28.
27. Там же. С. 163, 173.

28. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 347.
30 Новомировский гнус иезуитски (очередная злостная ложь как средство «благой» цели дискредитации «соцреализма») продолжил очернительскую традицию 37-х годов в отношении Богданова. А миф о «богостроительстве» как идейном течении вокруг Богданова продолжает кочевать по «новым» философским энциклопедиям уже XXI века. Утверждающим, что после революции 1905-1907 гг. «вчерашние революционеры и атеисты» Луначарский, Горький, Богданов, Базаров, Юшкевич подразумевали под «богостроительством» создание новых сверхиндивидуальных объектов религиозного поклонения (ибо «богов не ищут, их создают»).
31 Это – чушь. Во-первых, потому, что никто из упомянутых авторов «вчерашним» революционером и атеистом не стал. Во-вторых, только двое из них – каприйцы Луначарский и Горький – стали пропагандировать «религиозный атеизм» (!) и оптимистическое «богостроительство» в противовес «научному атеизму» и декадентскому «богоискательству». А, в-третьих, элементы концепции социализма как новой религии «Труда, Вида и Прогресса» ещё до революции 1905 г. сложились у Луначарского, солидарного с французскими просветителями и социалистами-утопистами, у которых «на место прежних божеств становились столь многообещающие новые: Человечество и его руководитель — Разум»29. И гораздо раньше - у Горького, испытавшего в 1890-е гг. влияние «деятельной, борющейся религии равенства» Берви-Флеровского и писавшего в 1900 г. Л. Толстому: «человек – вместилище бога живого, бога же я понимаю как неукротимое стремление к совершенствованию, к истине и справедливости»30.
29. Луначарский А. В. Этюды критические и полемические. М.: журнал «Правда». 1905 [Электронный ресурс] URL:   >>>> (дата обращения: 1.12.2018)

30. Горький М. Собр. соч. в 30 тт. Том 28. М.: ГИХЛ. С. 121.
32 Математик П. Юшкевич писал, что «маргариновая религия» Горького и Луначарского ничего не может не вызвать к себе иного отношения, кроме иронического31. В. Базаров в статье «О богоискательстве и богостроительстве», отнюдь не защищая самый термин «богостроительство», напомнил, что Горький, вложивший в уста крестьянина – героя «Исповеди» - рассуждения о «богостроителе-народушке», писал все же повесть, а не трактат32.
31. Юшкевич П.С. Столпы философской ортодоксии. СПб.: типолит. «Печатное искусство». 1910. С. 30.

32. Базаров В.А. О богоискательстве и богостроительстве // Вершины. Лит.-крит. и филос.-публицист. сб. Кн. 1 . СПб.: Прометей. 1909.
33 Богданов, выступая на пресловутом расширенном заседании редакции газеты «Пролетарий», где его устраняли из Большевистского Центра, сказал, что его всегда приводили в негодование «религиозные оболочки и выходки Луначарского»,  но тот «делал глупости и впредь будет их делать»33. И сам Луначарский не скрывал, что хотя и видит в «неплеханизированной» философии Богданова «прекрасную почву для расцвета социалистического религиозного сознания», сам «тов. Богданов» относится сугубо отрицательно к таким выводам.
33. Протоколы совещания расширенной редакции "Пролетария" (июнь 1909 г.).М.: Партиздат. 1934. С. 42.
34 Никакой «богдановской группы» марксистов-«ницшеанцев» и «богостроителей» не было. Но звучания ницшеанских мотивов и «богостроительство» в творчестве Луначарского и Горького действительно были.
35 Откуда они? И почему их нет и не могло быть у Богданова?
36 Так совпало, что историографическое расследование фальсификаций идей Богданова я начал, когда узнал об исследованиях в области культурных проявлений функциональной межполушарной асимметрии человеческого мозга. Авторы этих исследований, очевидно, не имели никакого представления о наследии Богданова или Луначарского34. Тем поучительнее обобщения о принципиальных различиях «левополушарного» и «правополушарного» способов организации контекстуальной связи на одном и том проблемном материале и «поразительных совпадениях» характерологических черт полушарий с традиционными концепциями психологии творчества35.
34. Вейн А.М. Мозг и творчество // Наука и жизнь. 1983. № 3, 4. Маслов С.Ю. Асимметрия познавательных механизмов и её следствия // Семиотика и информатика. Вып. 20. М.: 1983. Ротенберг В.С., Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия мозга и проблема интеграции культур // Вопросы философии. 1984. № 4. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Принцип симметрии-асимметрии в изучении сознания человека // Вопросы философии. 1986. № 7. Саган К. Драконы Эдема. М.: «Знание». 1986. Иванов С.М. Абсолютное зеркало. М. : «Знание». 1986. Гримак Л.Я. Общение с собой. М.: Политиздат. 1991. Симонов П.В. Мозг и творчество // Мозг и разум. М.: Наука. 1994. Грюссер О.-Й., Зельке Т., Цинда З. Функциональная асимметрия мозга и её значение для искусства // Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики. М. «Мир». 1995. И мн. др.

35. Иванов С.М. Абсолютное зеркало. М. : «Знание». 1986. С. 191.
37 Итак, характерные черты «левополушарного» механизма мышления, выделенные на основе анализа эволюции архитектурных стилей. Конструктивная «жесткость», «излишнее уважение к разуму». Склонность «догматизировать» законы раз построенной модели, отражающей окружающую реальность, детальной переработке информации на «своем этаже» («организация поиска вывода в фиксированном исчислении»). Ориентация на поиск средств деятельности. Стремление к проверяемости и воспроизводимости, строгости и «классичности» результатов. Понимание красоты как высокой целесообразности36.
36. Маслов С.Ю. Асимметрия познавательных механизмов и её следствия // Семиотика и информатика. Вып. 20. М.: 1983.
38 Характерные черты «правополушарного» механизма мышления. Субъективность, невозможность полноценного контроля за его работой. Право на ошибку. Наличие «блока мифотворчества» (!). Интерес к целям деятельности. Склонность к причудливости и гротеску. Преувеличенный декор и претенциозность («барочность») 37. Наконец, направляемая импульсами из подсознания «стратегия двоичного поиска».
37. Там же.
39 «Правополушарное» образное восприятие мира многозначно и необходимо для наиболее полного чувственного контакта с реальностью; но оно лишь в ограниченных пределах может быть использовано в процессе социального взаимодействия и не обеспечивает анализа причинно-следственных связей между предметами и явлениями. Для анализа причинно-следственных отношений, однозначного взаимопонимания между членами общества, успешного социального взаимодействия необходимо «левополушарное» вербально-знаковое мышление. Но, обеспечивая построение внутренне непротиворечивой модели мира, этот способ мышления неизбежно обедняет субъективную картину, выбирая лишь некоторые из всех возможных связей между предметами и явлениями38.
38. Ротенберг В.С., Аршавский В.В. Межполушарная асимметрия мозга и проблема интеграции культур // Вопросы философии. 1984. № 4. С. 79.
40 Известный физиолог П.В. Симонов, подчеркивая неосознаваемость некоторых этапов творчества, связанную с исходящими от «правого полушария» озарениями, сравнил «левое полушарие» человеческого мозга с «цензурой», которая охраняет строгий порядок коллективного человеческого опыта, сконцентрированного в сознании. Защищает Со-Знание (знание, которое можно передать другому) от сомнительных, не подтвержденных практикой, причудливых комбинаций (подобных сновидениям) 39.
39. Симонов П.В. О двух разновидностях неосознаваемого психического: под- и сверхсознании // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Том 4. Тбилиси. Мецниереба. 1985. С. 152-157.
41 Как тут не вспомнить чеканное определение Богданова, что «наука есть коллективизм опыта», и настойчивое проведение мысли о необходимости для полного товарищеского сознания «выработки тех общих способов исследования, которые давали бы ключ к самым различным специальностям».40
40. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 410, 102.
42 Повторяем, что философские, культурологические, науковедческие обобщения (число примеров можно значительно умножить) о роли функциональной межполушарной асимметрии человеческого мозга никак не могли иметь в виду различных способов организации контекстуальной связи Богдановым, с одной стороны, Луначарским и Горьким, с другой стороны, на одном и том проблемном материале идеала социализма. Но возможно буквально по всем пунктам семантически проследить принципиальные различия между «богостроителями» и поэтами с ницшеанским уклоном Луначарским и Горьким и рационалистом, «социалистом науки», «миростроителем» Богдановым.
43 Богданов: «социализм – дело метода»41. Поиск ответа на «широкие запросы наших рабочих в смысле общего мировоззрения» - это его «этаж», на котором довольно быстро сложилась рациональная картина мира как процессов организации-дезорганизации. И эта однажды составленная модель реальности детально разрабатывается («вывод в фиксированном исчислении») в философии эмпириомонизма, в общей теории материальной и духовной культуры («Курс политической экономии» и «Наука об общественном сознании»), в тектологии. Причём проект тектологии как универсального научного инструментария («поиск средств деятельности») вырастает из убеждения, что «наука, великое орудие труда», должна быть «обобществлена, как этого требует социализм по отношению ко всем и всяким орудиям труда»42. Самая строгая по проверяемости, воспроизводимости и «классичности» результатов наука – математика с её «гигантской практической силой» - объявлена Богдановым ранее развившейся частью тектологии43. А «красота, товарищи, – это организованность»44.
41. Там же. С. 334.

42. Там же. С. 102.

43. Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука. Отв. ред. В.В. Попков. Сост., предисл. и комментарии Г.Д.Гловели. М.: Международный институт А. Богданова. 2003. С. 424, 72.

44. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 426.
44 Луначарский: социализм – «свет светов», «средоточие человеческих упований», «величайший энтузиазм», возрожденная религия, совпадающая с «всеобъемлющим социальным чувством». «Радужный мост» к лучшему будущему. «Историческое чувство, дающее нам рассматривать себя как живое звено развертывающейся драмы жизни столь богатой красками, столь потрясающе великолепной, столь мучительно величественной». Надо отбросить «суровую скромность» социал-демократической практики, «старавшейся придать себе сухую и расчётливую внешность к немалому ущербу для своего дела»45. И реализовать, в соответствии с определением Г. Геффдинга, религиозную цель заботы о судьбе ценностей46.
45. Луначарский А.В. Религия и социализм. Том 2. СПб.: «Шиповник». 1911. С. 394-395.

46. Там же. С. 46-47.
45 Можно долго умножать эти цветистые примеры из трактата Луначарского «Религия и социализм» или из его статей, как и из повести Горького «Исповедь», как проявления «правополушарной» склонности к претенциозности, причудливости и пр. Горький настаивает на праве на ошибку -«мы, художники, немного невменяемые люди». «Может быть, мы заблуждаемся, но ищем» - фраза Луначарского, к которой прицепился автор «Материализма и эмпириокритицизма», чтобы со всей яростью показать, «что первая половина этой фразы содержит абсолютную, а вторая - относительную истину»47.
47. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Том 18. М.: Политиздат. 1968. С. 10.
46 Но не в эмпириокритицизме источник «богостроительства» (как ранее ницшеанских мотивов) Луначарского и Горького, а в «блоке мифотворчества» их «правополушарного» механизма мышления.
47 И Богданов, с одной стороны, и Луначарский с Горьким, с другой, несомненно, были идеологами-просветителями. Однако просветительскому сознанию присущ парадокс, отражающий межполушарный «внутримозговой диалог»: разрушение под напором разума традиционных устоев в культуре высвобождает и энергию для новой иррациональности. «Декартовской истине чистого разума соответствуют паскалевские истины сердца и пробуждение религиозного экстаза»48. Эта «бинарность» с самого начала сказывается и в утопическом социализме XIX в., у сен-симонистов49, привлекших тщательное внимание Луначарского.
48. Банфи А. Философия искусства. М. : Искусство. 1989. С. 190.

49. Иванов И.И. Сен-Симон и начатки французского позитивизма // Русская мысль. 1900. Кн. XII. С. 107.
48 «Левополушарный» Богданов, как и «старый учитель научного социализма Энгельс», был убеждён, что после Маркса идеал социализма не нуждается в «обычных религиозных примесях к нему»50. Да и философия как «попытка дать единую картину бытия, заполняя предположениями пробелы научного опыта» будет устранена «монизмом науки»51.
50. Богданов А.А. Тектология. С. 30, 221.

51. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 188.
49 Для «правополушарного» Луначарского, напротив, «социалистическая наука и социалистический идеал подпирают друг друга как две великолепные арки»52. Без возрожденной религии «наука, система» для социализма недостаточна. И без «человеческой религии» Фейербаха невозможно «вникнуть в эмоциональную и этическую сторону научно-социалистической идеологии»53.
52. Луначарский А.В. Религия и социализм. Том 1. С. 17.

53. Луначарский А.В. Воспоминания и впечатления. М.: Советская Россия, 1968. С. 22.
50 Богданов называл Маркса «новым типом ученого», предшественником «всеобщей организационной науки» и сравнивал его с Коперником, преобразовавшим свою науку54; Луначарский провозглашает марксизм «пятой религией» и восхищается Джордано Бруно как «поэтом и религиозным учителем астрономии», постигшим учение Коперника не только разумом, но и всем чувством, воодушевлением героического экстаза55.
54. Богданов А.А. О пролетарской культуре. С. 31, 209.

55. Луначарский А.В. Рец.: Алоиз Риль. Джордано Бруно // Образование. 1903. No 10. Отд. 3.С. 136-137.
51 «Межполушарное» различие «богостроителей» и Богданова, который «богостроителем» не был и не мог быть (хотя мог примиренчески относиться к «глупостям» друга-зятя), хорошо видно и в существенных биографических деталях. Богданов-гимназист – первый ученик, обнаруживший большие математические способности и уже старшеклассником приступивший к «запискам» о значении научных открытий и изобретений для прогресса человечества56. Луначарский-гимназист успевал плохо и даже оставался на второй год. Но, движимый «исконным, с детских лет проявившимся интересом к религиозным и художественным воплощениям сердечной жизни человека», самостоятельно и усердно изучал языки, музыку и литературу. Познакомившись с «Капиталом», начал сочинять «эмульсию»57 из Маркса и добавлений к нему – зародышевый вариант «эмульсий», озаглавленных «Основы позитивной эстетики» и «Религия и социализм».
56. Соболев И.И. Товарищ // Вестник МИАБ (Международного института А. Богданова). 2002. № 4 (12). С. 71.

57. Луначарский А.В. Воспоминания и впечатления. М.: Советская Россия, 1968. С. 16, 18.
52 Будущих соратников и родственников сдружило увлечение эмпириокритицизмом. Но Богданов отмечал, что естествоиспытатель Э. Мах изложил свои философские воззрения сравнительно популярным и общепонятным языком. И не снискал признания у философов58. А вот Р. Авенариус по существу то же изложил тяжеловесным и вычурным языком профессиональных философов, и нашёл признание и у них, и у Луначарского, посчитавшего философию Авенариуса «лучшей лестницей к твердыням, воздвигнутым Марксом»59.
58. Богданов А.А. Философия живого опыта. 3-е изд.. П.-М.: «Книга». 1923. С. 14.

59. Луначарский А.В. Воспоминания и впечатления. С. 20.
53 Наконец, довольно рельефно «разнополушарность» Богданова и Луначарского проявилась в их трактовках вечных образов Гамлета и Фауста. Для рационалиста Богданова Гамлет - страдалец чувства, тонкая артистическая душа, разрываемая противоречием между эстетической жаждой любви и гармонии и суровым реализмом необходимости борьбы и отмщения и все же обнаружившая в итоге сильный характер60. Для Луначарского Гамлет - это «страдалец разума», обреченный гипертрофированным интеллектуальным развитием на нерешительность и пассивность. Гётевского Фауста Богданов в своей оригинальной (и, к сожалению, не замеченной ни современниками, ни потомками) характерологии61 приводит как единственный пример «энциклопедического гения своего времени» - высшего культурно-психического типа62. В другом месте Богданов замечает, что Гёте («величайший учитель творчества») изобразил в «Фаусте» историю мятущейся души, после долгих исканий нашедшей гармонию существования в труде на благо коллектива. Но изображение Фауста героем-благодетелем человечества Богданова не удовлетворяет, поскольку нет «идеала товарищеской связи», есть «индивидуалистическое решение»63. Наоборот, Луначарский восторгался именно таким решением, восхваляя Фауста как сверхчеловека, неутомимого «колонизатора» (!) и реформатора жизни, для которого народ, общество – «глыба мрамора, из которого творит он прекрасное человечество, согласно своему идеалу... Такой человек имеет право и должен быть жестоким - когда нужно, он должен быть эгоистом, потому что его победа есть победа высших форм жизни: пусть он дерзает!»64.
60. Богданов А.А. Тектология. С. 231-232.

61. О ней см. : Гловели Г.Д. «Страсть к монизму»: гедонический подбор Александра Богданова // Вопросы философии. 2003. № 9.

62. Богданов А.А. Эмпириомонизм. Статьи по философии. Отв. ред. В.н. Садовский. М.: Республика. 2003. С. 166.

63. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С.423, 452.

64. Луначарский А.В. Перед лицом рока. К философии трагедии // Образование. 1903. № 10. Отд. 2. С. 55-56.
54 Думается, что В.Ульянова-Ленина после Октябрьского переворота А.Луначарский воспринимал именно как такого рода жестокого Фауста, гения-сверхчеловека ницшеанского типа65. А самого себя нарком просвещения охарактеризовал как «философа и поэта революции»: «Для меня она была необходимым в своем трагизме моментом в мировом развитии человеческого духа к «Вседуше», самым великим и решительным актом в процессе «богостроительства», самым ярким и решающим подвигом в направлении программы, формально удачно намеченной Ницше, – «в мире нет смысла, но мы должны дать ему смысл»66.
65. И таким же типом изобразил Ленина Горький в своей статье «Бесстрашие разума» (Коммунистический Интернационал.  1920. № 11).

66. Луначарский А.В. Великий переворот. Пг.: З.И.Гржебин. 1919. С. 30-31 .
55 А взбесивший некогда Ульянова-Ленина оксюморон «религиозный атеизм» - разновидность «правополушарной «стратегии двоичного поиска». Как и яркая иллюстрация «богостроителем» Луначарским «социальной эмоции наших дней», прибегая «к ультра-индивидуалисту Ницше и к Горькому, который еще так недавно был ультра-индивидуалистом»67.
67. Луначарский А. В. От Спинозы до Маркса. М.: «Новая Москва». 1925. С. 130.
56 Ещё задолго до личного знакомства с автором «Старухи Изергиль» Луначарский писал: «Горький ничем не заявлял, чтобы он был марксистом или ницшенистом, но между Марксом, Горьким и Ницше есть нечто общее, и это–то общее есть знамение нашего времени: борьба угнетенного класса за права свои, за жизнь, достойную человека, протест, наступление, натиск, возникающий из недр самого класса, во имя его требований, — вот дух марксизма; провозглашение права на полное самоопределение, гордый вызов обществу и его устоям, подчеркивание прав личности на совершенствование и радость жизни, творчество — вот то, что привлекает нас в Ницше, и ту же требовательность от жизни, тот же протестующий дух видим мы у Горького, причем он показал нам присутствие чести на самом дне общества, сумел подслушать и там гордые песни, подсмотреть не страдание, а трепет порывающейся к счастью горделивой души человеческой»68.
68. Луначарский А.В. Опыт литературной характеристики Глеба Успенского // Луначарский А.В. Собр. соч. Т. 1. Русская литература. Статьи, доклады, речи (1903-1933). М.: Художественная литература. 1963. С. 289.
57 А незадолго до смерти, уже бывший нарком просвещения Луначарский, согласный с укоренившимся среди большевиков мнением, что Ницще – идеолог империалистического финансового капитала, замыслил в издательстве «Academia» серию «Мастера стиля» для выпуска произведений, чуждых идеологии марксизма, но являющихся образцами высокого поэтического мастерства. И первой книгой этой так и не состоявшейся серии должно было стать нашумевшее сочинение Ницше «Так говорил Заратустра» в переводе Я.  Голосовкера69.
69. Луначарский А.В. Письмо в издательство «Academia» (1933). // Наследие А.В. Луначарского. Философия, политика, искусство, просвещение [Электронный ресурс] URL: >>>> . (дата обращения: 1.12.2018)
58 Среди характерных отличий «правополушарного» мышления от «левополушарного» - и «качания» между крайностями, перепады в настроениях и отношениях. Трагический и яркий пример - «шараханья» Б. Паскаля70. «Качания» Луначарского, возможно, не столь показательны, но его покладистость под нажимом ленинизма, противоположная «еретическому» стоицизму Богданова, сыграла свою роль в мифологизации философской дискуссии 1908–1910 гг. в русской социал-демократии.
70. См.: Гловели Г.Д. «Разнополушарные» философы // Вестник МИАБ (Международного института А. Богданова). 2005. № 2(22). С. 53-55. Филиппов М.М. Паскаль (1891). Челябинск: Урал LTD. 1997. С. 68-70.
59 Каясь в том, что когда-то откололся от «твердого и светлого ядра партийной теории и партийной практики, которым руководил Ленин», Луначарский на склоне лет утверждал, что адресовал свой двухтомник «Религия и социализм» тем кругам, «которым легче подойти к истинам социализма через свое религиозно–философское мышление, чем каким–либо другим путем»71.
71. Луначарский А.В. К вопросу о философской дискуссии 1908–1910 гг. (1931) // Наследие А.В. Луначарского. Философия, политика, искусство, просвещение Электронный ресурс] URL: >>>> (дата обращения: 1.12.2018)
60 Тем самым спустя 20 лет были смещены акценты в происхождении «богостроительства»: получалось, что оно апеллировало к непросвещённым («в особенности… крестьянским») кругам72. В повести Горького «Исповедь» о «богостроителе-народушке» действительно рассуждает крестьянин, но пафос книги самого Луначарского был иным: раскрыть «идеальные сокровища в марксизме» для интеллигенции, которая массово отшатнулась от «материалистической» прозы рабочего движения («борьбы за пятачок прибавки», как язвил Бердяев). Луначарский сумбурно и тщетно пытался истолковать марксизм как сотериологию, призывая «поэтов, художников, жрецов, героев» понять, что «в рабочем классе сосредоточено… всё спасение вида»73.
72. Там же.

73. Луначарский А.В. Религия и социализм. Том 1. С. 107.
61 Этот пафос напрочь отсутствовал в появившейся тогда же концепции «пролетарской культуры» Богданова: задачи всеобщей организационной науки, «пролетарского университета» и Рабочей Энциклопедии74.
74. Богданов А.А. Культурные задачи нашего времени. М.: Изд. С. Дороватовского и А. Чарушникова. 1911. С. 60, 69-74.
62 На «языке разных полушарий мозга» два друга, большевика-«вперёдовца», воспроизводили формулировки сен-симонизма: с одной стороны, требование объединённой науки и положительно-систематической «Новой энциклопедии»75, с другой стороны, - «Новое христианство», призванное внушить интеллектуальной элите, что её интересы по существу совпадают с интересами рабочего класса76.
75. См.: Гловели Г.Д. В поисках «планомерной прогрессивности»: идея «Новой Энциклопедии» у Сен-Симона и Богданова // Вестник МИАБ (Международного института А. Богданова). 2003. № 1 (13).

76. Утопический социализм: Хрестоматия. Общ. ред. А.И. Володина. М.: Политиздат. 1982. С. 235-236.
63 Последним проектом, который группа «Вперёд» хотела осуществить совместно с М. Горьким, была многотомная «Энциклопедия по изучению России». Для «пролетарского писателя» не в меньшей степени, чем для Луначарского, были характерны присущие «правополушарному» мышлению качания между крайностями. Заслуживает внимания оценка, которую десятилетия спустя дал М. Горькому М. Бахтин: Горький «совершенно был лишён в области мировоззрения своей воли... то он с революцией, то с контрреволюцией... то он атеист, дальше некуда... то он... спорил, доказывая, что нет, душа человека всё-таки бессмертна»77. Это наблюдение особенно интересно в контексте тех новых мифов, которые стали нагромождаться в историографии уже в последние, постсоветские десятилетия вокруг последнего поля научной и практической деятельности А.А. Богданова – организации им Института переливания крови.
77. Дувакин В.Д. Разговоры с Бахтиным // Человек. 1993. № 6. С. 197- 198.
64 Коллективистская трансфузиология А.А.Богданова: памятник «дерзости естествознания» против блефа о «красном вампиризме»
65 А.А. Богданов погиб в стенах основанного и возглавленного им первого в мире Института переливания крови, отразившего, говоря словами самого Богданова, «смелость в постановке задач»78 революционной эпохи, а словами современного историка медицины - «дерзкую разновидность естествознания, давшую о себе знать на рубеже XIX и XX вв.»79. Идея «товарищеского обмена» кровью, «укрепляющего каждый организм по линиям его слабости», была впервые сформулирована Богдановым в утопии «Красная звезда»(1908). Продолжена в параграфе «Обменная физиологическая прививка» 1 тома «Тектологии»(1913), завершенном словами: «Решаюсь предсказать, что именно на этом пути человечество в самом близком будущем начнет разрешать великую задачу систематического повышения жизнеспособности, увеличения богатства и продолжительности нашей физиологической жизни»80.
78. Богданов А.А. Борьба за жизнеспособность. М.: Новая Москва. 1927. С. 5.

79. Михель Д.В. Переливание крови в России, 1900—1940 // Вопросы истории естествознания и техники. 2006. № 2. С.104.

80. Богданов А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). Ч. 1. СПб.: Издание М.И. Семенова, 1913. С. 148.
66 К началу 1920-х гг. Богданов, подружившийся на фронте мировой войны с известным клиницистом, главврачом старейшей в Москве Голицынской больницы С.Л. Малолетковым, укрепился во мнении о практической осуществимости его «заветной мечты» о коллективной «борьбе за жизнеспособность» посредством обменных переливаний крови. В 1924 г. при поддержке С.Л. Малолеткова и товарища со времён гимназии И.И. Соболева начал опыты; в 1926 г. при поддержке Н. Бухарина и наркома здравоохранения Н. Семашко и с благоволения И. Сталина получил помещение для Института переливания крови. Помимо поставленных им специальных медицинских задач, работа Института, увлекала Богданова как практическое приложение тектологии, что отразилось в последнем прижизненном издании «Тектологии» (2 том, 1927) и тогда же написанной последней крупной работе Богданова «Борьба за жизнеспособность».
67 Он считал недопустимым производить эксперименты, в особенности рискованные эксперименты, над кем-либо, кроме самого себя, и, возможно, поплатился именно за чрезмерное количество опытов на самом себе. Возможно, стал жертвой ещё явно недостаточных знаний о крови. Возможно, и жертвой злого умысла. Так или иначе, 12-й опыт стал для Богданова роковым. Вскоре после его смерти вышел очередной том Большой Медицинской энциклопедии со статьей «Богданов». Статья, хотя и отсылала к другой Большой энциклопедии – Советской - за разъяснениями по поводу «уклонений от марксизма» в философских, социологических и экономических работах Богданова, отмечала: «Всесторонне образованный человек, яркая интеллектуальная и волевая личность, блестящий популяризатор, Б. оставил глубокий след в развитии русской общественной мысли»81.
81. Большая Медицинская энциклопедия. Том 3. 1928. Стб. 598
68 Но вскоре Сталин разгромил Бухарина за «правый уклон», а ведущих экономистов страны, предупреждавших об опасностях форсированного наращивания тяжёлой индустрии, арестовало ОГПУ, сфабриковав под давлением Сталина обвинения в «плановом», «финансовом» и «аграрном» вредительстве. И «правого уклониста» Бухарина, и «вредителей» обвинили в опоре на враждебную революционной диалектике «механистическую теорию равновесия» Богданова82.
82. См.: Гловели Г.Д. История экономических учений. М.: Юрайт. 2012. С. 337-342. Его же. Тектология: генеалогия и историография // Богданов А.А. Тектология. С. 7-9.
69 Новый виток борьбы с «богдановщиной» - «идеалистической фальсификацией марксизма, смыкающейся с реакционной буржуазной наукой»83, затронул и медицинское детище Богданова. С начала 1930-х гг. руководство Института переливания крови дистанцировалось от идеи о том, что обмен крови между двумя добровольцами может приводить к «положительному увеличению суммы элементов развития». Всё в той же Большой медицинской энциклопедии (том 32,1935) статья «Трансфузиология крови» обвиняла Богданова не только в «механицизме», но и в «витализме» (который для Богданова был ругательным словом!) и даже склонности к мистицизму.
83. XVI съезд ВКП(б). Стеногр. Отчет. М.: Партиздат. 1930. С. 273.
70 Тем не менее заслуги Богданова как одного из организаторов отечественной службы переливания крови целиком не отрицались, и столетняя годовщина со дня его рождения была отмечена только в медицинском журнале84.
84. Белицкая А. Я. Александр Александрович Богданов и его жизненный подвиг (К 100-летию со дня рождения) // Советское здравоохранение. 1974. № 3.
71 Тем прискорбнее, что, когда стали ярче разгораться лучи признания А.А. Богданова как учёного-энциклопедиста и писателя-фантаста, и появилась возможность взвешенной оценки его действительно глубокого следа в развитии русской общественной мысли, пошла новая волна кривотолков, фальсификаций и спекуляций вокруг имени Богданова – на этот раз как врача и основателя-директора Института переливания крови.
72 Например, на фильме «Анатолий Луначарский. Миноносец «Легкомысленный» (2014), выпущенном в серии «Гении и злодеи» ВГТРК «Культура» (проект «Цивилизация»), утверждается, очевидно, под влиянием вздора одного краеведа, что, когда Луначарский встретился в Вологде с Богдановым, тот занимался «оккультными науками» и был «одержим» идеей «вечной жизни», которой можно достигнуть с помощью обменных переливаний крови между старыми и молодыми85.
85. Впрочем, надо отметить, что в той же серии вышел позднее объективный фильм о самом Богданове.
73 В одной фразе - сразу многократное враньё.
74 Во-первых, впервые встретились политссыльные Богданов и Луначарский не в Вологде, а в Калуге.
75 Во-вторых, Богданов никогда не занимался оккультными науками (хотя Луначарский, например, увлекался в том числе и хиромантией).
76 В-третьих, Богданов не мог зачитывать Луначарскому в вологодской ссылке страниц из романа «Красная звезда», написанного существенно позже.
77 .Наконец, для Богданов принципиальна постановка вопроса как раз не о «вечной жизни» (личном бессмертии), а о продлении активной жизни до тех возрастных пределов, после которых смерть воспринимается как в полном смысле естественное завершение жизненного пути организма. Об обменном переливании крови и в романе Богданов говорит как о средстве двукратного увеличения продолжительности жизни, но отнюдь не бессмертия. Причем допускается даже добровольный уход до «естественного конца», когда «чувство жизни слабеет и притупляется»86.
86. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 157-158.
78 Такая позиция «левополушарного» Богданова прямо столкнулась с позицией «правополушарного» Горького, настаивавшего (вспомним замечание Бахтина!): «желаю жить, невзирая на пределы земной жизни, смерти знать не желаю». Богдановский «ответ современного миропонимания»: «смена поколений в природе, как средство развития жизни, сотрудничество поколений в обществе, как средство завоевания природы, её организации для человечества». «Смерть – как элемент и главный элемент – трагической красоты жизни. [ … ] Гёте в «Фаусте» явно связал её с идеей сотрудничества поколений»87.
87. Богданов А.А. Письмо А.М. Горькому от 5 июня1910 г. // Неизвестный Богданов. Кн. 1. М. ИЦ АИРО-ХХ. 1995. С. 71.
79 Позднее, в воспоминаниях о детских переживаниях из-за смертей маленьких братьев и последовавшего за этим полнейшим «атеизмом чувства», Богданов признался, что христианские похоронные «канительные церемонии» стали вызывать у него раздражение своим «ноющим пением, которое у всех вытягивает душу, когда и без того тяжело». И противопоставил этому погребальный обряд индусов, описанный в книге З.А. Рагозиной «История Индий»: «Весь он проникнут таким благородным мужеством во взгляде на смерть, чуждым всяких иллюзорных самоутешений и в то же время такой твёрдой глубокою верою в жизнь, которая продолжает свой трудовой путь мимо смерти и через неё»88.
88. Богданов А.А. Воспоминания о детстве // Там же. С. 31. Аналогичное суждение Богданов высказал в письме В.Вересаеву от 13 ноября 1913 г. См.: Вестник МИАБ (Международного института А. Богданова). 2002. № 2 (10). С. 97.
80 И в полном соответствии с таким мироотношением Богданов после неудачи двенадцатого эксперимента по обменному переливанию крови на самом себе до последней минуты тщательно анализировал симптомы своей болезни. Поразив выдающегося терапевта М.П.Кончаловского, писавшего, что ему «в первый раз в жизни пришлось видеть такое мужество и такое стоическое спокойствие перед лицом смерти»89.
89. Кончаловский М.П. Болезнь и смерть А.А. Богданова // На новом поле. Труды государственного научного Института переливания крови им. А.А. Богданова. Том I. М., 1928. С.XII.
81 «Естественная» танатология Богданова-врача, как и приведение человеческого опыта к «всенаучному монизму» «левополушарного» Богданова-идеолога не стремились выйти за те «ограничения ожидания», которые, согласно философии Э. Маха, суть законы природы. Включая ограниченность индивидуального существования. Но это не исключало постановки вопроса о его продлении посредством «физиологического коллективизма»: «обмен крови должен приводить к глубокому очищению и освежению организма, к освобождению организма от специфических вредных для него внутренних ядов». Предполагаемые результаты должны были быть такими же, что предсказывал в своих «Этюдах оптимизма» Нобелевский лауреат И. Мечников: достижение примерно в 140 лет «спокойной естественной смерти», связанной с «особым инстинктом, сходным с потребностью уснуть»90. Только Мечников главной причиной наступления ранней старости и преждевременной смерти называл самоотравление человеческого организма гнилостными бактериями, паразитирующими в кишечнике, и, как средство против аутоинтоксикации, рекомендовал культуру молочнокислых бактерий и главным образом болгарской палочки91. Богданов решающим средством борьбы с аутоинтоксикацией считал «одновременное переливание крови от одного человека другому и обратно» «при соблюдении всех предосторожностей»92.
90. Мечников И. И. Этюды оптимизма. (Серия : Антология мысли). М.: Юрайт, 2017. С. 106-107.

91. Там же. С. 51.

92. Богданов А. А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 158.
82 Заглавие параграфа «Тектология борьбы со старостью», добавленного основателем-директором Института переливания крови А.А. Богдановым в последнюю доработку «дела жизни» - «тектологию» - было, однако, неточным93. В вышедшей одновременно брошюре «Год работы Института переливания крови» Богданов особо подчеркнул, что в условиях «советской изношенности» от обменных переливаний крови больше пользы могут получить не старые, а «молодые работники, особенно те, которые совмещают ученье с общественной деятельностью и трудом для заработка»94.
93. Богданов А.А. Тектология. С. 242.

94. Богданов А.А. Год работы Института переливания крови (1926- 1927). М.: 1927. С. 32.
83 «И теория, и наш опыт сходятся на том, что кровь пожилых имеет, вообще говоря, свои преимущества (хотя бы возрастные иммунитеты)»95. И прежде всего – иммунитет против главного врага молодёжи того времени – туберкулёза, серьёзную борьбу с которым медицина только начинала.
95. Там же. С. 12-13.
84 От туберкулёза умерли рабочие-самородки, сыгравшие важную роль в жизни Богданова: туляк Иван Савельев (1870-1900), организатор, «может быть, гениальный»96, рабочих кружков на Оружейном и Патронном заводах, и уралец «Михаил Заводской» (Н. Вилонов, 1883-1910), организатор Каприйской школы. От туберкулёза в 40 лет умерла вторая жена Богданова, родившая ему сына. И вполне вероятно, что во время организации Института переливания крови его директор думал в первую очередь именно о туберкулезе как своем главном враге на фронте «борьбы сил жизни с силами стихий»97. Об «иммунитетной» помощи молодым, изношенным «несоразмерностью между индивидуальными силами организма и тяжестью жизненных задач, которые он вынуждается решать в данной социально-хозяйственной обстановке»98. И свой последний товарищеский обмен кровью директор Института сделал со студентом-туберкулёзником, прожившим потом очень долго.
96. Богданов А.А. О пролетарской культуре. 1904 – 1924. Л.-М.: 1924. С. 239.

97. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 423.

98. Богданов А.А. Год работы Института переливания крови. С. 25.
85 А фальсификации тектологическо-транфузиологической программы Богданова в современных СМИ, перекочевавшие уже и в некоторые биографические очерки о Богданове, отпочковываются от измышлений, что главной целью создания Института переливания крови было продление жизни «старым большевикам» кровью молодежи. Которая, «омолаживая» пожилых «ветеранов партии», в свою очередь, связывалась «кровными узами» с проверенными борцами за истинный коллективизм. «Согласно принципам обменного переливания крови, операция в идеале требует участия престарелого и юноши, а значит, «партнерами» социалистов-пациентов должны быть люди молодые»99. И это всё - «красный вампиризм» как часть реализации проекта «создания нового человека» и «симбиоза политического радикализма и оккультизма в рамках единого мировоззрения».
99. Одесский М.Д. Миф о вампире и русская социал-демократия // Литературное обозрение. 1995. № 3.
86 Тон распространению блефа был задан неким М. Одесским, который искал «оккультные ассоциации» в утопической романной дилогии Богданова. И «нашёл»: «по мнению оккультистов, «Красная звезда» - древнеегипетское обозначение планеты Марс, а Марс, звезда (пентаграмма) и красный цвет - оккультные символы», связанные с «романом ужасов» ирландского писателя Б. Стокера «Дракула» о вампире-аристократе (отсылающим к средневековой легенде о валашском господаре). А Богданов, вводя в «Красную звезду» идею благотворного воздействия переливания крови, во второй роман дилогии – «Инженер Мэнни» - включил главу «Легенда о вампирах». С «сюжетным ходом, несколько неожиданным для автора-атеиста»100: встреча с Вампиром, подтолкнувшая Мэнни к самоубийству, и предшествующий этому спор главного героя с сыном, утверждающим, что «у народной поэзии способы выражать истину иные, чем у точной науки», и в нелепой сказке «воплощена одна из величайших, хотя, правда, и самых мрачных истин о жизни и смерти»101.
100. Там же.

101. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 264.
87 Дракулисту и подхватившим его блеф невдомёк, что, во-первых, планету Марс «красной звездой» называли отнюдь не только египтяне. А художественный прием изображения именно на Марсе высокоразвитой цивилизации был прямым заимствованием из астрономических дебатов того времени о марсианских «каналах»102. И, главное, «красная звезда» как астрономическая аллегория вовсе не подразумевалась пятиконечной (пентаграммой), как позднее эмблема Красной армии и деталь герба СССР. На обложке (воспроизведенной в Википедии) первого переиздания утопии Богданова в 1918 г. «красная звезда» изображена как восьмиконечная (октаграмма)!
102. Брунс Ф. Планета Марс по новейшим наблюдениям // Научное обозрение. 1899, № 10, 11, 12; 1900, № 8,9. Фламмарион К. Живописная астрономия. Пер. Е. Предтеченского. 2-е изд. СПб.: Ф. Павленков, 1900. Именно к этому времени относятся знаменитые фантастические романы К. Лассвица «На двух планетах» (1897) и Г. Уэллса «Борьба миров» (1898). Наилучшее ретроспективное описание накала страстей вокруг наблюдений планеты Марс: Ивановский М.П. Солнце и его семья. М.: Детгиз. 1954. С. 200-230.
88 Во-вторых, современные журналисты и филологи, конечно, скорее, читали «Дракулу», чем «Капитал» К. Маркса. Но ведь Богданов-то не только изучал «Капитал» вместе с тульскими и другими рабочими, но позже и редактировал новый полный русский перевод «Капитала», осуществленный В. Базаровым и И. Степановым. А у Маркса в главе «Рабочий день» 1-го тома «Капитала» есть броское определение: «Капитал- это мертвый труд, который, как вампир, оживает лишь тогда, когда всасывает живой труд»103. И это определение, кстати, перешло в роман Богданова «Инженер Мэнни»104 (но отнюдь не проблемы освобождения рабочего класса волнуют читателей-филистеров). Кроме того, когда Богданов занялся разработкой марксистской концепции происхождения религии, его внимание привлек «смутно выраженный в примитивном мышленьи реальный факт, что мертвое тело часто является источником вреда и опасностей (при эпидемиях и просто при скоплении гниющих тел, отравляющих почвы и воду и т. под.). В старых арийских верованиях «жильцы могил», «упыри», «вурдалаки» и т. под.) – это те самые мертвые тела, которые похоронены; они встают из могил и вредят людям; и все методы их усмирения применяются именно к самым телам. Осложнение вампиризма идеей о злых духах, которые оживляют мертвецов, поселяясь в них, - продукт весьма позднейший, чуждый даже сказаниям ранней феодальной эпохи...»105. Отметим, что здесь вампиризм вообще не имеет связи с кровью. И именно в этом смысле Богданов переносит метафору «вампира» и на тех людей, которые переживают самих себя как общественных деятелей и начинают играть реакционную роль, и на отжившие идеи, которые упорно «впиваются в жизнь»106.
103. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2 изд. Том 23. М.: Политиздат, 1961. С. 244.

104. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 264.

105. Богданов А.А. Падение великого фетишизма. М.: Дороватовский и Чарушников, 1910. С. 37-38. В очерке «Упыри», напечатанном в газете «Киевская мысль» в 1911 г., Богданов подробнее остановился на исторических примерах «вампиризма» сословных институтов – «феодально-бюрократическом упыре» во Франции и «феодально-католическом упыре» в Испании.

106. Богданов А. А. Вопросы социализма: Работы разных лет. С. 265.
89 Опасность такого «вампиризма» Богданов усматривал в превращении «ортодоксами» Плехановым и Лениным в предмет веры, «Священное писание» текстов «самих» Маркса и Энгельса: «имя этому вампиру – абсолютный марксизм»107.
107. Богданов А. А. Вера и наука // Вопросы философии. 1991. № 12. С. 84, 88.
90 Итак, никаких «оккультных ассоциаций» тектологическая трансфузиология Богданова не имела, и «вечной жизни» не обещала. Остается последний компонент блефа - об омоложении «старых большевиков» как якобы цели Института переливания крови.
91 Богданов в параграфе «Тектология борьбы со старостью» не преминул отметить, что «было бы наивно предполагать, как думали в старые времена некоторые алхимики, что молодая кровь просто, так сказать, механически способна омолодить старый организм заключающимся в ней избытком «жизненной силы»108. Но тектолог исходил из универсальности «закона слабого места». И опирался на свою гипотезу, что увеличение возможностей организма для приспособления и развития возможно потому, что иная кровь может вносить элементы, помогающие устранить «слабые звенья», которые у разных людей разные. Поэтому не только старые и молодые могут обоюдно выиграть от обменного переливания, но даже и люди примерно одного возраста.
108. Богданов А.А. Тектология. С. 247.
92 Подчеркивая, что работа только началась, и выводы делать рано, Богданов среди наиболее успешных результатов первого года деятельности Института описал случаи, которые могут быть сгруппированы в три типа:
93 - улучшение здоровья у пожилых людей после обмена кровью с молодыми – особенно у 54-летнего инженера Нагорского, обменявшегося кровью с девушкой 23 лет109;
109. Богданов А.А. Год работы Института переливания крови. С. 29.
94 - операция, поставившая на ноги 5-летнего ребенка с туберкулезной наследственностью, который до этого не мог ходить110; обмен кровью одного ответственного работника 42 лет, физически довольно здорового и сильного, но неврастеника, с 17-летней дочерью, после чего «девушка буквально расцвела111;
110. Там же. С. 22.

111. Там же. С. 27.
95 - улучшение здоровья у больных после обмена с более здоровым людьми примерно их возраста: ответственного работника Цивцивадзе (заместителя заведующего московским коммунальным хозяйством); крестьянина из Семипалатинской области (в отчаянии приехавшего в Москву с туберкулёзом после прочтения заметки об Институте в газете «Беднота»), и московского бухгалтера, донорами которых выступили их жены112.
112. Там же. С. 7, 22.
96 Заметим, что еще один распространитель блефа о «вампирской революции» Богданова - плодовитый литератор Первушин – перевирает уже противоположную, чем Одесский и другие, версию эффектов обменного переливания крови. Первушин приводит побасенку о том, как успешно «заменили кровь» 25-летнему «хилому» сыну самого Богданова кровью «40-летнего атлета»113. На самом деле сыну Богданова А. Малиновскому было 17 лет во время операции (когда отец погиб – 19), а его партнером был сам 63-летний заместитель директора Института доктор С. Л. Малолетков. С. Л. Малолетков прожил больше 80 лет (1863-1944), а А.А. Малиновский, несмотря на перипетии, связанные с гонениями на него как на генетика во времена «лысенковщины», и неурегулированный образ жизни в последующие годы, - 87 (1909-1996). Впрочем, сделай он при своём здоровье больше не только для развития тектологических идей в биологии, но и для популяризации биографии и наследия отца, возможно, и блефа о Богданова было бы меньше.
113. Первушин А. Оккультный Сталин Электронный ресурс] URL: >>>> stalin/?block_main=165468&track=from_main (дата обращения: 1.12.2018)
97 Коллективистская трансфузиология увенчала «страсть к монизму», вдохновлявшую Богданова и как естествоиспытателя, и как мыслителя-утописта и революционного деятеля («социоиспытателя»). Как бы не заставили пересмотреть её научное содержание последующие открытия в трансфузиологии (начиная с открытия резус-фактора, незнание которого могло быть причиной трагического исхода последнего опыта Богданова), она внесла огромный вклад в «грандиозный успех гемотрансфузии в качестве технического приёма и лечебного метода» в СССР, где донорской практике был придан высокий моральный смысл114. И она заслуживает того, чтобы быть памятником «смелости в постановке задач», а не объектом рекламистского блефа вульгаризаторов и охотников за дешевой псевдоисторической сенсационностью. Как заслуживает дальнейшего изучения вклад А.А. Богданова в развитие общественных наук и системного мышления.
114. Михель Д.В. Переливание крови в России. 1900—1940. С. 113.

References

1. XVI s"ezd VKP(b). Stenogr. Otchet. M.: Partizdat. 1930. S. 273.

2. Bazarov V.A. O bogoiskatel'stve i bogostroitel'stve // Vershiny. Lit.-krit. i filos.-publicist. sb. Kn. 1 . SPb.: Prometej. 1909.

3. Banfi A. Filosofiya iskusstva. M. : Iskusstvo. 1989. S. 190.

4. Belickaya A. YA. Aleksandr Aleksandrovich Bogdanov i ego zhiznennyj podvig (K 100-letiyu so dnya rozhdeniya) // Sovetskoe zdravoohranenie. 1974. ¹ 3.

5. Bogdanov A. Avtobiografiya // Deyateli SSSR i revolyucionnogo dvizheniya Rossii. M.: Sovetskaya ehnciklopediya. 1989. S. 361.

6. Bogdanov A. Priklyucheniya odnoj filosofskoj shkoly. SPb: Izdanie tov-va «Znanie», 1908. S. 66.

7. Bogdanov A. Filosofiya sovremennogo estestvoispytatelya // Ocherki filosofii kollektivizma. Sb. pervyj. SPb.: Izdanie tov-va «Znanie», 1909. S. 125, 93.

8. Bogdanov A.A. Voprosy socializma: Raboty raznyh let. S. 347.

9. Bogdanov A.A. Voprosy socializma: Raboty raznyh let. M.: Politizdat. 1990. S. 297.

10. Bogdanov A.A. Kul'turnye zadachi nashego vremeni. M.: Izd. S. Dorovatovskogo i A. CHarushnikova. 1911. S. 60, 69-74.

11. Bogdanov A.A. Padenie velikogo fetishizma. M.: Dorovatovskij i CHarushnikov, 1910.

12. Bogdanov A.A. Tektologiya: Vseobshchaya organizacionnaya nauka. Otv. red. V.V. Popkov. Sost., predisl. i kommentarii G.D.Gloveli. M.: Mezhdunarodnyj institut A. Bogdanova. 2003. S. 424, 72.

13. Bogdanov A.A. EHmpiriomonizm. Stat'i po filosofii. Otv. red. V.n. Sadovskij. M.: Respublika. 2003. S. 166.

14. Bogdanov A.A. Bor'ba za zhiznesposobnost'. M.: Novaya Moskva. 1927. S. 5.

15. Bogdanov A.A. Vera i nauka // Voprosy filosofii. 1991. ¹ 12. S. 79–80.

16. Bogdanov A.A. Vospominaniya o detstve // Tam zhe. S. 31. Analogichnoe suzhdenie Bogdanov vyskazal v pis'me V.Veresaevu ot 13 noyabrya 1913 g. Sm.: Vestnik MIAB (Mezhdunarodnogo instituta A. Bogdanova). 2002. ¹ 2 (10). S. 97.

17. Bogdanov A.A. Vseobshchaya organizacionnaya nauka (tektologiya). CH. 1. SPb.: Izdanie M.I. Semenova, 1913. S. 148.

18. Bogdanov A.A. God raboty Instituta perelivaniya krovi (1926- 1927). M.: 1927. S. 32.

19. Bogdanov A.A. Iz psihologii obshchestva. 2-e izd. SPb.: Pallada, 1906. S. 134, 139.

20. Bogdanov A.A. O proletarskoj kul'ture. 1904 – 1924. L.-M.: Kniga. 1924. S. 112.

21. Bogdanov A.A. O proletarskoj kul'ture. S. 31, 209.

22. Bogdanov A.A. Pis'mo A.M. Gor'komu ot 5 iyunya 1910 g. // Neizvestnyj Bogdanov. Kn. 1. M. IC AIRO-HKH. 1995. S. 71.

23. Bogdanov A.A. Filosofiya zhivogo opyta. 3-e izd.. P.-M.: «Kniga». 1923. S. 14.

24. Bol'shaya Medicinskaya ehnciklopediya. Tom 3. 1928. Stb. 598

25. Bruns F. Planeta Mars po novejshim nablyudeniyam // Nauchnoe obozrenie. 1899, ¹ 10, 11, 12; 1900, ¹ 8,9.

26. Vejn A.M. Mozg i tvorchestvo // Nauka i zhizn'. 1983. ¹ 3, 4

27. Getcler I. G.V. Plekhanov: Proklyatie ortodoksii // Istoriya marksizma. Tom 2. Marksizm v ehpohu Internacionala. M.: Progress, 1981.

28. Gloveli G.D. «Raznopolusharnye» filosofy // Vestnik MIAB (Mezhdunarodnogo instituta A. Bogdanova). 2005. ¹ 2(22). S. 53-55. Filippov M.M. Paskal' (1891). CHelyabinsk: Ural LTD. 1997. S. 68-70.

29. Gloveli G.D. A.A.Bogdanov: ot politicheskoj ehkonomii k tektologii // Voprosy politicheskoj ehkonomii. 2017. ¹ 1. S. 84.

30. Gloveli G.D. V poiskah «planomernoj progressivnosti»: ideya «Novoj EHnciklopedii» u Sen-Simona i Bogdanova // Vestnik MIAB (Mezhdunarodnogo instituta A. Bogdanova). 2003. ¹ 1 (13).

31. Gloveli G.D. Istoriya ehkonomicheskih uchenij. M.: YUrajt. 2012. S. 337-342. Gloveli G.D. Tektologiya: genealogiya i istoriografiya // Bogdanov A.A. Tektologiya. S. 7-9.

32. Gloveli G.D. «Strast' k monizmu»: gedonicheskij podbor Aleksandra Bogdanova // Voprosy filosofii. 2003. ¹ 9.

33. Gor'kij M. Sobr. soch. v 30 tt. Tom 28. M.: GIHL. S. 121.

34. Grimak L.YA. Obshchenie s soboj. M.: Politizdat. 1991

35. Gryusser O.-J., Zel'ke T., Cinda Z. Funkcional'naya asimmetriya mozga i eyo znachenie dlya iskusstva // Krasota i mozg. Biologicheskie aspekty ehstetiki. M. «Mir». 1995.

36. Dobrohotova T.A., Bragina N.N. Princip simmetrii-asimmetrii v izuchenii soznaniya cheloveka // Voprosy filosofii. 1986. ¹ 7

37. Dorofeev V. Opponent // Literaturnaya gazeta. 1988. ¹ 49 (7 dekabrya).

38. Duvakin V.D. Razgovory s Bahtinym // CHelovek. 1993. ¹ 6. S. 197- 198.

39. Ivanov I.I. Sen-Simon i nachatki francuzskogo pozitivizma // Russkaya mysl'. 1900. Kn. XII. S. 107.

40. Ivanov S.M. Absolyutnoe zerkalo. M. : «Znanie». 1986.

41. Ivanovskij M.P. Solnce i ego sem'ya. M.: Detgiz. 1954. S. 200-230.

42. Istoriya russkoj sovetskoj literatury. Tom 1 (1917-1929). M.: Nauka (Institut mirovoj literatury im. M. Gor'kogo). 1967. S. 159.

43. Konchalovskij M.P. Bolezn' i smert' A.A. Bogdanova // Na novom pole. Trudy gosudarstvennogo nauchnogo Instituta perelivaniya krovi im. A.A. Bogdanova. Tom I. M., 1928. S.XII.

44. Lenin V.I. Poln. sobr. soch. Tom 18. M.: Politizdat. 1968. S. 10.

45. Lenin V.I. Kak chut' ne potuhla «Iskra»?// Tam zhe. S. 337.

46. Lenin V.I. Poln. sobr. soch. Tom 19. M.: Politizdat. 1968. S. 74.

47. Lenin V.I. Poln. sobr. soch. Tom 47. M.: Politizdat, 1970. S. 198.

48. Lenin V.I. Rec. na: A. Bogdanov. «Kratkij kurs ehkonomicheskoj nauki» // Lenin V.I. Poln. sobr. soch. Tom 4. M.: Politizdat, 1967. S. 37.

49. Lunacharskij A. V. Ot Spinozy do Marksa. M.: «Novaya Moskva». 1925. S. 130.

50. Lunacharskij A. V. EHtyudy kriticheskie i polemicheskie. M.: zhurnal «Pravda». 1905. [EHlektronnyj resurs] URL: http://lunacharsky.newgod.su/lib/etudy-kriticheskie-i-polemicheskie/metamorfoza-odnogo-myslitelya/ (data obrashcheniya: 1.12.2018)

51. Lunacharskij A.V. Vospominaniya i vpechatleniya. M.: Sovetskaya Rossiya, 1968. S. 22.

52. Lunacharskij A.V. K voprosu o filosofskoj diskussii 1908–1910 gg. (1931) // Nasledie A.V. Lunacharskogo. Filosofiya, politika, iskusstvo, prosveshchenie [EHlektronnyj resurs] URL: http://lunacharsky.newgod.su/lib/neizdannye-materialy/k-voprosu-o-filosofskoj-diskussii-1908-1910-gg/ (data obrashcheniya: 1.12.2018)

53. Lunacharskij A.V. Pis'mo v izdatel'stvo «Academia» (1933). // Nasledie A.V. Lunacharskogo. Filosofiya, politika, iskusstvo, prosveshchenie [EHlektronnyj resurs] URL: http://lunacharsky.newgod.su/lib/neizdannye-materialy/o-perevode-3-j-pesni-tak-govoril-zaratustra-f-nicshe/ (data obrashcheniya: 1.12.2018)

54. Lunacharskij A.V. Velikij perevorot. Pg.: Z.I.Grzhebin. 1919. S. 30-31 .

55. Lunacharskij A.V. Opyt literaturnoj harakteristiki Gleba Uspenskogo // Lunacharskij A.V. Sobr. soch. T. 1. Russkaya literatura. Stat'i, doklady, rechi (1903-1933). M.: Hudozhestvennaya literatura. 1963. S. 289.

56. Lunacharskij A.V. Pered licom roka. K filosofii tragedii // Obrazovanie. 1903. ¹ 10. Otd. 2. S. 55-56.

57. Lunacharskij A.V. Religiya i socializm. Tom 2. SPb.: «SHipovnik». 1911. S. 394-395.

58. Lunacharskij A.V. Rec.: Aloiz Ril'. Dzhordano Bruno // Obrazovanie. 1903. No 10. Otd. 3.S. 136-137.

59. Marks K. i EHngel's F. Soch. 2 izd. Tom 23. M.: Politizdat, 1961. S. 244.

60. Marks K., EHngel's F. Soch. Tom 39. M.: Politizdat. 1966. S. 344—345.

61. Marks K., EHngel's F. Soch. Tom 3. M.: Gospolitizdat. 1955. S. 37.

62. Maslov S.YU. Asimmetriya poznavatel'nyh mekhanizmov i eyo sledstviya // Semiotika i informatika. Vyp. 20. M.: 1983

63. Mechnikov I. I. EHtyudy optimizma. (Seriya : Antologiya mysli). M. : YUrajt, 2017. S. 106-107.

64. Mihel' D.V. Perelivanie krovi v Rossii, 1900—1940 // Voprosy istorii estestvoznaniya i tekhniki. 2006. ¹ 2. S.104.

65. Myuller M. Nauka o mysli. M. : KD «LIBROKOM». 2015. S. 194.

66. Odesskij M.D. Mif o vampire i russkaya social-demokratiya // Literaturnoe obozrenie. 1995. ¹ 3.

67. Pervushin A. Okkul'tnyj Stalin [EHlektronnyj resurs] URL: https://www.litres.ru/anton-pervushin/okkultnyy stalin/?block_main=165468&track=from_main (data obrashcheniya: 1.12.2018)

68. Plekhanov G.V. Materialismus militans // Plekhanov G.V. Izbr. filos. proizvedeniya. Tom III. M.: Gospolitizdat. 1957. S. 204.

69. Plekhanov G.V. O knige M. Gyujo // Plekhanov G.V. Izbr. filos. proizvedeniya. Tom III. S. 439.

70. Plekhanov G.V. O tak nazyvaemyh religioznyh iskaniyah v Rossii // Plekhanov G.V. Izbr. filos. proizvedeniya. Tom III.S. 389-390, 392.

71. Plekhanov G.V. Cant protiv Kanta // Plekhanov G.V. Izbr. filos. proizvedeniya. Tom II. M.: Gospolitizdat, 1956. S. 381.

72. Protokoly soveshchaniya rasshirennoj redakcii "Proletariya" (iyun' 1909 g.).M.: Partizdat. 1934. S. 42.

73. Rashkovskij E.B. YAkov EHmmanuilovich Golosovker : filosofiya v poiskah cheloveka // Solov'yovskie issledovaniya. Vypusk 2(38). 2013. S. 148

74. Rotenberg V.S., Arshavskij V.V. Mezhpolusharnaya asimmetriya mozga i problema integracii kul'tur // Voprosy filosofii. 1984. ¹ 4

75. Rotenberg V.S., Arshavskij V.V. Mezhpolusharnaya asimmetriya mozga i problema integracii kul'tur // Voprosy filosofii. 1984. ¹ 4. S. 79.

76. Rynin N.A. Tekhnika i fantaziya // V boj za tekhniku. 1934. ¹ 8. S. 22. Kramarov G.M. Na zare kosmonavtiki: k 40-letiyu osnovaniya pervogo v mire Obshchestva mezhplanetnyh soobshchenij. M.: Znanie, 1965. S. 18-19.

77. Sagan K. Drakony EHdema. M.: «Znanie». 1986

78. Simonov P.V. Mozg i tvorchestvo // Mozg i razum. M.: Nauka. 1994

79. Simonov P.V. O dvuh raznovidnostyah neosoznavaemogo psihicheskogo: pod- i sverhsoznanii // Bessoznatel'noe: priroda, funkcii, metody issledovaniya. Tom 4. Tbilisi. Mecniereba. 1985. S. 152-157.

80. Sobolev I.I. Tovarishch // Vestnik MIAB (Mezhdunarodnogo instituta A. Bogdanova). 2002. ¹ 4 (12). S. 71.

81. Uajt Dzh. Ot filosofii k vseobshchej organizacionnoj nauke: istochniki i predshestvenniki tektologii A.Bogdanova // Voprosy filosofii. 1995. ¹ 8.

82. Utopicheskij socializm: Hrestomatiya. Obshch. red. A.I. Volodina. M.: Politizdat. 1982. S. 235-236.

83. Flammarion K. ZHivopisnaya astronomiya. Per. E. Predtechenskogo. 2-e izd. SPb.: F. Pavlenkov, 1900.

84. YUshkevich P.S. Stolpy filosofskoj ortodoksii. SPb.: tipolit. «Pechatnoe iskusstvo». 1910. S. 30.