Alexander Bogdanov and the "Capri School": between Gorky and Lenin
Table of contents
Share
Metrics
Alexander Bogdanov and the "Capri School": between Gorky and Lenin
Annotation
PII
S258770110000071-0-1
DOI
10.18254/S0000071-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alexey Kara-Murza 
Occupation: Chief Scientist, Professor, Head of the Department of the Philosophy of Russian History of RAS
Affiliation: Institute of Philosophy Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation, 109240, 12/1, Goncharnaya Str.
Edition
Abstract
The article analyzes the circumstances of the creation and work on the island of Capri (Italy) in 1909, the so-called “Capri School” – a joint political and ideological project of A.A. Bogdanov and A.M. Gorky. By the end of 1908, the ideological differences within the Bolshevik Party between the “practitioners” headed by Lenin and the group of “philosophers” led by Bogdanov living mostly in Italy became aggravated. A.M. Gorky in those months was actively supported by A.A. Bogdanov, believing that Leninist Marxism is the ideology of historical fatalism, while Bogdanov’s teaching (“empirio-monism”), on the contrary, is a “philosophy of activity” and the most promising one for the cultural education of the Russian proletariat.
Keywords
Alexander Bogdanov, Maxim Gorky, Vladimir Lenin, Russian culture, emigration, social democracy, Bolshevism, political thought, proletariat, intelligentsia
Received
30.12.2018
Date of publication
31.12.2018
Number of characters
19538
Number of purchasers
3
Views
453
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Во второй половине 1900-х гг. итальянский остров Капри в Неаполитанском заливе стал поистине «Меккой» для русских революционеров. Главная заслуга в этом, несомненно, принадлежала Максиму Горькому (А.М. Пешкову). В 1905 г. Горький, тесно связанный с революционным движением, был вынужден эмигрировать из России. После недолгого пребывания в Америке он, вместе со второй женой М.Ф. Андреевой, решил перебраться в Европу и поселиться в Италии1.
1. См.: Кара-Мурза А.А. Алексей Максимовитч Горький // Кара-Мурза А.А. Знаменитые русские о Неаполе. М., Издательство Ольги Морозовой. 2014. С. 253–292.
2 Популярность Горького в Италии была в те годы чрезвычайно велика – по словам обозревателя «Il mattino», произведения Горького «переводились и обсуждались в Италии больше чем, произведения Золя, Мопассана или Толстого». «Мещане» с успехом шли в те дни в театрах Турина и Палермо; «На дне» – в Милане и Риме. Осенью 1906 г. драматическая труппа Неаполя поставила «Детей солнца»; премьера, однако, пришлась на день одного из католических святых и «во избежание нежелательных эксцессов» власти запретили постановку (в итальянском парламенте по этому вопросу состоялись даже специальные слушания). В декабре 1906 г. «Дети солнца» были поставлены в Салерно2.
2. Там же. С. 255–256. См. также: Кара-Мурза А.А. Что такое российское западничество? Размышления участника конференции // Полис. Политические исследования, 1993, № 2. С. 90–96.
3 Итальянские власти были крайне встревожены приездом Горького в Неаполь – за ним тут же было установлено постоянное наблюдение. Русский генеральный консул в Неаполе А.Н. Деревицкий немедленно информировал царского посла в Риме Н.В. Муравьева. Тот, в свою очередь, уже 27 октября 1906 г. (на второй день пребывания Горького в Италии) секретной телеграммой известил министра иностранных дел А.П. Извольского. Посол сообщал, что Горький намерен прожить в окрестностях Неаполя (в Сорренто или на Капри) два-три месяца для окончания работы над новой книгой (романом «Мать»). По мнению посла, приезд Горького мог послужить поводом к антицарским манифестациям, ибо Горький пользуется в Италии большой популярностью.
4 28 октября Неаполитанская федерация труда и местная секция Итальянской Социалистической партии собрали в честь Горького городской митинг. Только небольшая часть желающих смогла занять с утра места на обширном дворе церкви Сан-Лоренцо. В митинге приняли участие лидеры итальянских социалистов Артуро Лабриола и Джованни Бергамаско.
5 1 ноября 1906 г. посол Николай Муравьев докладывал своему министру Александру Извольскому:
6 «Неаполитанская администрация внушительно посоветовала Горькому избегать в дальнейшем бурных проявлений его популярности и сократить пребывание в Неаполе»3.
3. Там же. С. 257.
7 2 ноября 1906 г. Горький отплыл из Неаполя на остров Капри на маленьком пароходике «Принцесса Мафальда». С заходом в Сорренто путь тогда занимал три часа; в шесть вечера набережная у каприйской Большой бухты (Marina Grande) была переполнена. Пристани в те времена еще не существовало; на украшенной лодке Горький переправился на берег и был торжественно посажен в специальный экипаж. В сопровождении толпы народа коляска направилась по крутой дороге к главной площади городка Капри – Пьяцетте Умберто I. Площадь была украшена и иллюминирована; взрывались цветные фейерверки; с балкона муниципалитета свешивались флаги. Мэр города Ф. Серена, он же владелец лучшего на острове отеля «Quisisana» на Via Camerelle, отвел Горькому и его спутникам специальные апартаменты для особо почетных гостей.
8 22 ноября 1906 г. Горький переехал из гостиницы «Квисисана» на свою первую каприйскую виллу «Блезус» (или «виллу Сеттани», по имени владельца). Именно здесь в 1908 начале 1909 гг. Горький, совместно с приехавшими на Капри А.А. Богдановым (Малиновским), В.А. Базаровым (Рудневым) и А.В. Луначарским замышлял создание партийной школы.
9 Маленькая двухэтажная белая каменная вилла (сейчас на этом месте находится отель «Вилла Крупп») располагалась в южной части городка Капри, на склоне горы Кастильоне. Три окна на фасаде были обращены к южной Малой бухте (Marina Piccola). Описание виллы «Блезус» оставила М.Ф. Андреева:
10 «В доме, где жили мы сами, было всего три комнаты – в нижнем этаже спальня и моя комната, из которой широкая деревянная лестница вела наверх на второй этаж. Весь верх занимала одна огромная комната – кабинет Алексея Максимовича. Самым замечательным в этом кабинете были два огромных окна, в полтора метра вышиною и три метра длиною, из цельных стекол. Одно из окон выходило на море. Так как дом стоял на полугоре и довольно высоко над берегом, получалось впечатление, будто сидишь не в доме, на земле, а на корабле, на море…4»
4. Там же. С. 260.
11 В начале 1907 г. Горький закончил на Капри роман «Мать», который сразу же был переведен на итальянский и английский языки. Каприйский период вообще оказался плодотворен для Горького. Именно на Капри он написал повести «Шпион» («Жизнь ненужного человека»), «Исповедь», «Лето», «Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина», «Детство», многочисленные рассказы. Некоторые из них объединялись в целые циклы – «По Руси», «Русские сказки», «Сказки об Италии». На Капри Горьким были написаны и известные пьесы – «Фальшивая монета», «Последние», «Чудаки», «Васса Железнова», «Зыковы».
12 Огромный авторитет Горького в Италии сделал его практически неуязвимым для любых возможных преследований: в этом смысле каприйские обиталища Горького стали вполне безопасным местом для любых политических предприятий.
13 Горький и Андреева неоднократно приглашали В.И. Ленина (Ульянова) «закатиться» к ним на Капри5. Ленин не только любил и ценил Горького, но и очень уважал Андрееву, дав ей партийную кличку «товарищ Феномен», – та имела редкие способности человеческой коммуникации, равно как и сбора финансовых средств для партии. Еще будучи актрисой МХТ, она, по просьбе Станиславского, помогала ему в качестве фактического финансового директора театра. Добавим, что бывшая любовница миллионера Саввы Морозова, Андреева стала его душеприказчицей и обладательницей его страхового полиса, по которому, после странного самоубийства Морозова в Ницце, получила огромные средства, которые тут же направила в большевистскую казну.
5. Подробнее об этом см.: Кара-Мурза А.А. Владимир Ильич Ленин // Кара-Мурза А.А. Знаменитые русские о Неаполе. М., издательство Ольги Морозовой. 2014. С. 307–316.
14 Непосредственной причиной первого приезда Ленина к Горькому на Капри весной 1908 г. был арест в Генуе двух посылок с газетой «Пролетарий», которая издавалась в Женеве и нелегально переправлялась морским путем в Россию. По просьбе Ленина, Горький, через апелляции в итальянскую социалистическую прессу и к парламентариям-социалистам, добился тогда отмены ареста.
15 23 апреля 1908 г. Ленин поездом приехал в Неаполь и в тот же день был на Капри на горьковской вилле «Блезус» («Сеттани»). В течение следующей недели он вместе с Горьким осматривали достопримечательности Неаполя и окрестностей; Ленин много общался с жившими на Капри русскими эмигрантами – Богдановым, Базаровым, Луначарским, которые были увлечены философскими идеями «эмпириомонизма» и уже тогда планировали создать на Капри альтернативный центр большевизма. Впоследствии Ленин вспоминал:
16 «Я был на о. Капри в апреле 1908 г. и объявил всем этим 3-м товарищам (Богданову, Базарову и Луначарскому – А.К.) о безусловном расхождении с ними по философии (причем я предложил им тогда употребить общие средства и силы на большевистскую историю революции, в противовес меньшевистско-ликвидаторской истории революции, но каприйцы отвергли мое предложение, пожелав заняться не общебольшевистским делом, а пропагандой своих особых философских взглядов)»6.
6. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 47. М., 1980. С. 198. См. также: Кара-Мурза А.А. Как идеи превращаются в идеологии: российский контекст // Философский журнал, 2012, № 2 (9). С. 27-44.
17 К концу 1908 г. идейные разногласия внутри большевистской партии между «практиками» во главе Лениным и живущей в Италии группой «философов» обострились. Горький тогда еще активно примыкал к «группе Богданова», считая, что ленинский марксизм – есть идеология исторического фатализма, в то время как учение Богданова («эмпириомонизм»), напротив, есть «философия активности» и наиболее перспективна для культурного воспитания пролетариата. Высоко оценивая Ленина как «выдающегося организатора и бойца», Горький с иронией относился к претензиям «Старика» на теоретизирование и весьма снисходительно отзывался о книге Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», отказавшись печатать ее в своем издательстве «Знание». 4 ноября 1908 г. Горький писал в Россию К.П. Пятницкому:
18 «Относительно издания книги Ленина: я против этого потому, что знаю автора. Это великая умница, чудесный человек, но он боец, и рыцарский поступок его насмешит. Издай «Знание» эту его книгу, он скажет: дурачки, и дурачками этими будут Богданов, я, Базаров, Луначарский. За эту книгу Богданов его, Ленина, высечет, дабы он, Ленин, впредь не за свое дело не брался, людей не смешил и с историей не спорил. После порки Ленин будет освежен, товарищеские отношения установятся и книги ленинские можно будет издавать в «Знании»»7.
7. Горький М. Полное собрание сочинений в 24 тт. Т. 7. Письма (конец августа 1908 – 1909). М., Наука, 2001. С. 38-39.
19 Все «идейные» симпатии Горького были тогда на стороне Богданова, которого Горький считал главным и бесспорным теоретиком творческого большевизма. В том же письме Пятницкому Горький писал:
20 «Спор, разгоревшийся между Лениным-Плехановым, с одной стороны, Богдановым-Базаровым и Ко, с другой, – очень важен и глубок. Двое первых, расходясь в вопросах тактики, оба веруют и проповедуют исторический фатализм, противная сторона – исповедует философию активности. Для меня ясно, на чьей стороне больше правды»8.
8. Там же. С. 39. См. также: Локтионов М.В. Эмпириокритицизм А.А. Богданова и его значение в современной науке // Философская мысль, 2016, № 12. С. 11-22.
21 В те месяцы Максим Горький – волевой человек и амбициозный организатор – активно пытался «запараллелить» свое сотрудничество с «теоретической группой» Александра Богданова и деятельность издательства «Знания» по активному продвижению патронируемой Горьким «группы беллетристов». 7 января 1909 г. Горький писал с Капри И.П. Ладыжникову:
22 «Суть дела… – в интересах нашей фракции, ее литературной группы теоретиков – Богданова, Луначарского и Базарова и организуемой мною группы беллетристов: мы должны иметь свой издательский орган, функции коего не стеснялись бы разными соображенииями, исходящими от времен Адама и царства Халдейского»9.
9. Горький М. Полное собрание сочинений в 24 тт. Т. 7. С. 73. См. также: Жукова О.А. Избранные работы по философии культуры. Культурный капитал. Русская культура и социальные практики современной России. М., 2014. С. 100-105.
23 В конце февраля 1909 г. Горький покинул виллу «Блезус», где прожил два с лишним года, и переселился в значительно более просторную виллу «Спинола» (или, по фамилии владельца, «виллу Беринг») – именно здесь и будет в ближайшие месяцы организована знаменитая «Каприйская школа»10. Вторая каприйская вилла Горького (в перестроенном виде дом также сохранился) находилась в северо-восточной части городка Капри, на крутом скалистом склоне горы San-Michele над Marina Grande. В.Н. Бунина-Муромцева (жена И.А. Бунина) вспоминала о посещении виллы «Спинола» в марте 1909 г.:
10. Полное официальное название «каприйской школы» – «Первая Высшая социал-демократическая пропагандистско-агитаторская школа для рабочих».
24 «Сама вилла была прелестна: одна стена в кабинете была скалой. Дом старинный, с высокими, просторными комнатами, их было семь или восемь, со старинной мебелью. Широкое, низкое окно кабинета, за которым стояли цветы… С балкона открывался вид на Неаполь…11»
11. Подробнее об этом см.: Кара-Мурза А.А. Иван Алексеевич Бунин // Кара-Мурза А.А. Знаменитые русские о Неаполе. М., издательство Ольги Морозовой. 2014. С. 353–378.
25 Переезду на новую виллу предшествовали важные события, которые оказались непосредственно связаны с историей создания «Каприйской школы». Еще 2 января 1909 г. Горький писал с Капри первой жене Екатерине Пешковой:
26 «Странный день был вчера: началось с того, что явился один рабочий с Урала, привез массу хорошего, бодрого, пришел как бы символическим новым годомОбразовалось чудесное настроение»12.
12. Горький М. Полное собрание сочинений в 24 тт. Т. 7. С. 70.
27 В тот же день, 2 января нового 1909-го года, Горький написал о «добрых предзнаменованиях» и А.Н. Тихонову:
28 «Зацвел миндаль. Теплынь! Приехал с Урала один рабочий – восторг, а не человек! Ну и создает же русская жизнь людей – ах, хороши!13»
13. Там же.
29 Об этом же – в письме И.П. Ладыжникову:
30 «Приехал один рабочий уралец «изучать философию» и находит, что мы («группа Горького – Богданова» А.К.) взяли линию великолепно, а Плеханов – врет. Какой, между прочим, великолепный парень, этот рабочий, какую интеллигенцию обещает выдвинуть наша рабочая масса, если судить по этой фигуре! К сожалению, его страшно избили солдаты прикладами во время побега из тюрьмы, и у него туберкулез, кажется. Но это не беда, парнище здоровенный!14»
14. Там же. С. 73–74.
31 Речь в письмах Горького идет о рабочем Никифоре Ефремовиче Вилонове (1883–1910), профессиональном революционере-большевике. Летом 1904 г. Вилонов («товарищ Михаил») бежал из ссылки, вплавь переправившись через Енисей. Большевистский организатор в Казани, Самаре, Уфе, он затем неоднократно участвовал в т.наз. «эксах» – активно практикуемых большевиками силовых захватах казенных денег. В марте 1906 г. Вилонов был снова арестован, в тюрьме едва не погиб от побоев; в конце 1908 г. ему был разрешен выезд за границу15.
15. См.: Горький М. Михаил Вилонов // Правда, 5 мая 1927 г.
32 …А в воскресенье 11 января (по ст. ст.) 1909 г. на Капри в очередной раз приехал полный новых планов А.А. Богданов. Пробыв на острове до четверга 22 января «товарищ Александр» закончил тогда на Капри свою статью «Падение великого фетишизма» для сборника «Философия современного естествоиспытателя».
33 В беседах Богданова, Горького и поселившегося у него Вилонова окончательно сложился контур будущей каприйской «рабочей школы». Для отбора слушателей из числа «передовых рабочих» было решено направить в Россию Вилонова с рекомендательными письмами от имевших огромные связи Богданова и Горького. Вне всякого сомнения, «рабочая школа» на Капри была ими задумана с целью закрепления теоретического главенства в большевистской партии группы Богданова-Луначарского-Горького и была прямым вызовом Ленину.
34 Уже направив в Россию Вилонова для набора «слушателей», Горький 28 марта 1909 г. откровенно писал находящемуся в Париже Богданову, еще сохранившему иллюзии «договориться с Лениным»:
35 «Мы должны сгруппироваться около школы – это фокус, в коем следует сконцентрировать всю нашу энергию»16.
16. Горький М. Полное собрание сочинений в 24 тт. Т. 7. С. 106. См. также: Жукова О.А. История русской культуры в вузе: историческое знание и духовная традиция // Вопросы истории, 2007, № 8. С. 1-10.
36 И далее Горький излагает свой план «партийной победы», поражающий своей «антиленинской» бескомпромиссностью:
37 «По данным с Кавказа, Урала и из Москвы – школа осуществится легко. К осени мы будем иметь minimum 29 человек товарищей, влияние которых на местах вне спора. Эти товарищи сумеют взвесить и понять, где, на чьей стороне более правильно и стройно организован опыт, чья работа более продуктивна в деле строительства партии. И – поверьте – возвратясь на места, они сумеют оттуда – из России – оказать должное давление на гг. авантюристов, какие бы имена они не носили. Товарищ Л уважает кулак – мы, осенью, получим возможность поднести к его носу кулачище, не виданный им. Он, в конце концов, слишком партийный человек, для того, чтобы не понять, какая скверная роль у него впереди. Наша задача – философская и психическая реорганизация партии, мы, как я это вижу, в силах задачу сию выполнить – к выполнению ее и должна быть направлена вся масса нашей энергии»17.
17. Горький М. Полное собрание сочинений в 24 тт. Т. 7. С. 106.
38 «Каприйская школа» открылась на Капри 5 августа 1909 г. и проработала несколько месяцев. Учениками школы стали около трех десятков рабочих – как отобранных партийными комитетами в России, так и «вольнослушателей» из числа эмигрантов, живших в Неаполе и на Капри. Занятия проходили на нижнем этаже горьковской виллы «Спинола», а приехавшие из России учащиеся, по нескольку человек, снимали комнаты в окрестных домах. В сентябре 1909 г. Горький писал М.М. Коцюбинскому:
39 «Приехавшая сюда рабочая публика – чудесные ребята, и я с ними душевно отдыхаю от щипков и уколов «культуры». В то же время, по мере возможности, они знакомятся с культурою истинной – были в Неаполитанском музее, в старых церквах, в Помпее, будем и в Риме. Хорошо они смотрят, хорошо судят, и – вообще – хорошо с ними демократической моей душе! А между делом – музыкой занимаемся; живет здесь добрый парень, директор московского императорского музыкального общества Сахновский, композитор, пишет оперу и симфонию, устраивает, в праздники, по вечерам концерты – рабочая публика моя и тут на месте»18.
18. Там же. С. 181.
40 Что касается В.И. Ленина, то он, перебравшись в 1909 г. из Швейцарии во Францию, жил в основном в Париже, а в летние месяцы – в местечке Бомбон под Парижем. Судя по обильной переписке с различными корреспондентами, Ленин внимательно следил за событиями на Капри, превратившемся в «альтернативный партийный центр». 30 августа 1909 г. Ленин писал из Бомбона:
41 «Отрицать, что остров Капри получил уже известность даже в общей русской литературе как литературный центр богостроительства, значило бы издеваться над фактами. Вся русская печать давно уже указала на то, что Луначарский с острова Капри повел проповедь богостроительства»19.
19. См.: Кара-Мурза А.А. Владимир Ильич Ленин // Кара-Мурза А.А. Знаменитые русские о Неаполе… С. 311.
42 В ходе работы Каприйской школы Ленин обратился к ее ученикам с прямым призывом переехать учиться в организованную им в Париже «истинно партийно-большевистскую школу»:
43 «Тот, кто устраивает школу в Париже, устраивает действительно партийную школу. Тот, кто устраивает школу на о. Капри, тот прячет школу от партии»20.
20. Там же.
44 Со своей стороны, Горький не оставлял попыток привлечь Ленина к «каприйской школе» в качестве «лектора-практика». 19 ноября 1909 г. Горький писал Ленину с Капри:
45 «Владимир Ильич, дорогой мой, я Вас очень уважаю, более того – Вы органически симпатичный мне человек, но, знаете, Вы - наивнейшая личность в отношениях Ваших к людям и в суждениях о них, уж извините меня. Ладно еще, коли только наивнейший, а порою, мне кажется, что всякий человек для Вас – не более как флейта, на коей Вы разыгрываете ту или иную любезную Вам мелодию , и что Вы оцениваете каждую индивидуальность с точки зрения ее пригодности для Вас – для осуществления Ваших целей, мнений, задач. Эта оценка, оставляя в стороне ее глубоко индивидуалистическую и барскую подкладку – эта оценка необходимо должна создавать вокруг Вас пустоту – сие не суть важно, Вы человек сильный – но, главное, эта оценка неизбежно должна приводить Вас к ошибкам…21»
21. Горький М. Полное собрание сочинений в 24 тт. Т. 7. С. 200.
46 И далее Горький дает Ленину («Старику») «дружеский совет»:
47 «Знаете что, дорогой человек, приезжайте сюда, до поры, пока школа еще не кончилась, посмотрите на рабочих, поговорите с ними. Мало их. Да, но они стоят Вашего приезда. Отталкивать их – ошибка, более, чем ошибка… Приезжайте-ка, нигилистище. Крепко жму руку…22»
22. Там же.
48 Однако Ленину, непревзойденному мастеру многоходовой интриги, удалось, в конце концов, внести раскол в работу «каприйской школы»; около трети слушателей предпочли переехать учиться в «ленинскую школу» в Лонжюмо под Парижем. Через некоторое время сам Горький охладел к Богданову, хотя продолжал поддерживать доверительные отношения с Луначарским.
49 …Александр Александрович Богданов, видный теоретик большевизма, стоял, как известно на позиции «внепартийного решения философских споров». Между тем, существует немало документов, свидетельствующих, что еще в ходе работы «Каприйской школы» Ленин и его сторонники, имевшие в тот момент большинство в редакции газеты «Пролетарий», определявшей политику партии, готовили в Париже т. наз. «съезд Большевистского центра». Как известно, состоявшееся в июне 1910 г. в Париже совещание Расширенной редакции «Пролетария» осудило теоретические воззрения Богданова (равно как и практические шаги его и его единомышленников, включая «Каприйскую школу») как фракционные, не отвечающие революционным задачам большевизма.
50 Что касается отношений Ленина и Горького – главного и наиболее радикального из устроителей «рабочей школы» на Капри, то они вскоре наладились. Второй приезд Ленина на Капри состоялся в начале июля 1910 г. 28 июня он выехал из Парижа поездом на Марсель; оттуда пароходом 1 июля прибыл в Неаполь. В тот же день он писал матери:
51 «Дорогая мамочка! Шлю большой привет из Неаполя. Доехал сюда пароходом из Марселя: дешево и приятно. Ехал как по Волге. Двигаюсь отсюда на Капри ненадолго».
52 В тот же день, 1 июля, Ленин переправился на Капри и поселился у Горького на вилле «Спинола» («Беринг»). В своем «Дневнике» живший тогда на Капри К.П. Пятницкий записал:
53 «К обеду приезжает Лен… Возвращаюсь к чаю. Разговор между Лениным и А.М. . М.Ф. старается прекратить, предлагает разойтись. Я простился и ушел. Гулял. Вернулся в 3 : еще спорят».
54 И на этот раз Горький с Лениным ездили в Неаполь и Помпеи, снова, как и в 1908 г., поднимались на Везувий. 14 июля 1910 г. Ленин покинул Капри и через Неаполь и Марсель вернулся в Париж.
55 Владимир Ильич Ульянов-Ленин (партийная кличка – «Старик») как был, так и остался единоличным лидером большевистской партии…

References

1. Gor'kij M. Polnoe sobranie sochinenij v 24 tt. T. 7. Pis'ma (konec avgusta 1908 – 1909). M., Nauka, 2001. – 624 s.

2. Gor'kij M. Polnoe sobranie sochinenij v 24 tt. T. 8. Pis'ma (1910-1911, yanvar', fevral') M., Nauka, 2001. – 606 s.

3. Gor'kij M. Mihail Vilonov // Pravda, 5 maya 1927 g.

4. ZHukova O.A. Izbrannye raboty po filosofii kul'tury. Kul'turnyj kapital. Russkaya kul'tura i social'nye praktiki sovremennoj Rossii. M., 2014.

5. ZHukova O.A. Istoriya russkoj kul'tury v vuze: istoricheskoe znanie i duhovnaya tradiciya // Voprosy istorii, 2007, ¹ 8. S. 1-10.

6. Kara-Murza A.A. Aleksej Maksimovich Gor'kij // Kara-Murza A.A. Znamenitye russkie o Neapole. M., izdatel'stvo Ol'gi Morozovoj. 2014. S. 253-292.

7. Kara-Murza A.A. Vladimir Il'ich Lenin // Kara-Murza A.A. Znamenitye russkie o Neapole. M., izdatel'stvo Ol'gi Morozovoj. 2014. S. 307-316.

8. Kara-Murza A.A. Ivan Alekseevich Bunin // Kara-Murza A.A. Znamenitye russkie o Neapole. M., izdatel'stvo Ol'gi Morozovoj. 2014. S. 353-378.

9. Kara-Murza A.A. Kak idei prevrashchayutsya v ideologii: rossijskij kontekst // Filosofskij zhurnal, 2012, ¹ 2 (9). S. 27-44.

10. Kara-Murza A.A. Russkij Neapol'. Zemnoj raj u podnozhiya vulkana // Kara-Murza A.A. Znamenitye russkie o Neapole. M., izdatel'stvo Ol'gi Morozovoj. 2014. S. 9-26.

11. Kara-Murza A.A. CHto takoe rossijskoe zapadnichestvo? Razmyshleniya uchastnika konferencii // Polis. Politicheskie issledovaniya, 1993, ¹ 2. S. 90-96.

12. Lenin V.I. Polnoe sobranie sochinenij. T. 47. M., Politizdat, 1980.

13. Loktionov M.V. EHmpiriokriticizm A.A. Bogdanova i ego znachenie v sovremennoj nauke // Filosofskaya mysl', 2016, ¹ 12. S. 11-22